Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Введение

Уходящий XX век навсегда останется в памяти как один из самых жесто­ких и кровавых за всю историю существования человечества. Две мировые войны, сотни локальных войн и вооруженных конфликтов, многие миллионы погибших — вот она, визитная карточка нынешнего столетия. Более счастли­вые потомки с высоты своего времени будут, наверное, с удивлением и не­доумением взирать на наши дела: почему они так жили, за что дрались так ожесточенно, во имя каких идеалов принесли в жертву тысячи солдат? Оста­нутся ли для наших потомков священными такие понятия, как «Отечество», «долг», «честь»? Поймут ли они, что у нынешнего поколения людей были и есть ценности, которые дороже самой жизни?
Главные герои настоящего труда — именно эти люди, которые погибли, исполняя свой патриотический и воинский долг. Этот том — заслуженная и, к сожалению, очень запоздалая дань народной памяти их подвигу.
С окончанием Великой Отечественной войны черта под скорбным переч­нем имен погибших воинов не была подведена. Рано вздохнули с облегчени­ем матери, отправляя сыновей на военную службу — ведь в мирное время не убивают; рано невесты перестали ждать с тревогой почтальонов — ведь в мирное время не приносят «похоронки». Но история распорядилась по-сво­ему: на смену войнам «горячим» пришла война «холодная», которая, несмот­ря на прямо противоположное название, тоже уносила человеческие жизни. «Холодная война» породила десятки и десятки локальных войн и вооружен­ных конфликтов. Более чем в 30 из них — на территории 17 стран четырех континентов — в той или иной степени приняли участие советские воины.
Десятый том Книги памяти посвящен нашим соотечественникам, пав­шим на поле брани в мирное время. Умирать тяжело всегда. Но, наверное, права народная мудрость, утверждающая, что на миру и смерть красна: на войне, да за правое дело, да защищая Отчизну от ворога, — умирать, может быть, легче и проще. А вот умирать в мирное время, да еще вдали от родной земли, да еще иногда не понимая, за что, — тяжко. Рассуждая на тему о том, легко или тяжело человеку расстаться с жизнью, нельзя отделаться от ощу­щения какой-то неловкости, поскольку сама постановка этого вопроса без­нравственна. Но, с другой стороны, глубоко аморально и чуждо человеческой природе и такое явление, как война, а именно она является первопричиной скорбных итогов, составляющих предмет нашего рассмотрения.
Войны мирного времени, являющиеся сами по себе тоже аномалией, были разными, имели различные цели и задачи, проходили на разных конти­нентах и в разных странах, зачастую не имея между собой ничего общего. Объединяло их только одно: на всех их зримых и незримых фронтах гибли советские солдаты. Личный состав Советских Вооруженных Сил, участвовав­ший во всех этих войнах, исчисляется сотнями тысяч, количество погибших — тысячами.
Подвиг павших героев Великой Отечественной оценен народом и госу­дарством по достоинству: в их честь воздвигнуты величественные монумен­ты, многочисленные обелиски и памятники, зажжен Вечный огонь у Кремлев­ской стены, их именами названы улицы и площади, военно-учебные заведения и воинские части. Все это, безусловно, правильно и заслуженно. Но вот о тех, кто погиб, выполняя воинский или служебный долг уже после Второй мировой войны, известно до обидного мало. До самого последнего времени участие наших соотечественников в локальных войнах и вооруженных кон­фликтах послевоенного периода несправедливо замалчивалось. Оно счита­лось, да и считается до сих пор, темо# непопулярной и закрытой для широ­кого обсуждения. И такая непонятная и необъяснимая «скромность» сослужила плохую службу: до сих пор эта славная страница военной летописи истории Отечества остается неведомой для современников. Более того, подобная позиция дает основание для «забывчивости» и многим нашим союзникам, как нынешним, так и бывшим, на стороне которых мы воевали, национальную независимость которых помогали отстаивать.
В экспозициях музеев и в книгах, посвященных тем событиям, о советских солдатах либо упоминается вскользь, либо не говорится вообще. До сих пор не известны широкой общественности подвиги этих героев мирного времени. Правительственные указы об их награждении не публиковались, а если и появ­лялись в печати, то с измененными формулировками. На Родине им нет ни величественных памятников, ни скромных мемориальных досок, в их честь не названы ни улицы, ни поселки. И если в отношении участников Великой Отече­ственной войны повсеместно стало доброй традицией, что дети и внуки при­езжают в памятные дни к местам сражений, на последние огневые рубежи, где воины сложили головы, чтобы поклониться и возложить цветы на их могилы, то здесь — иные обстоятельства: места боев и захоронений советских солдат находятся за тысячи, десятки тысяч километров от родной земли. Неизвестно, где и кто так распорядился, но тела погибших и умерших от ран на Родину не отправляли и, как правило, предавали земле на чужбине. Время — как извест­но, вещь суровая. Оно способно разрушать не только память о событиях про­шлого, но и материальные свидетельства их. Во многих странах могилы совет­ских воинов не сохранились, их подвиги преданы забвению.
Этот труд — своеобразный мемориал нашим соотечественникам, пав­шим в войнах второй половины XX века, памятник, на котором золотом высе­чены все они поименно, памятник, который никогда не разрушит ни время, ни забвение. Он — символ веры и памяти нашего поколения, олицетворение связи времен, своеобразная клятва чести, верности долгу, беззаветного слу­жения Отечеству.
Объективности ради надо признать, что попытки увековечить память пав­ших уже предпринимались. Широкий позитивный отклик вызвала подготов­ленная коллективом авторов из Генерального штаба ВС РФ книга «Гриф сек­ретности снят», посвященная потерям Советских Вооруженных Сил в войнах и конфликтах XX века. Эта тема нашла отражение и в других, более поздних изданиях, например, таких как «У края ядерной бездны», «Гриф «секретно» снят» и др. Однако эти издания либо давали обобщенные цифры погибших, не приводя ни одной фамилии, либо приводили списки погибших только по отдельным конкретным событиям: Карибский кризис, война в Египте и др.
Представленный труд уникален по содержанию. В нем — впервые в оте­чественной историографии — приводится составленный на основе архивных источников наиболее полный перечень военнослужащих, погибших, умерших и пропавших без вести в войнах, в которых участвовали советские войска после окончания Великой Отечественной войны. Более того, на каждого по­гибшего приведены краткие объективные данные: фамилия, имя и отчество, год и место рождения (указано по административно-территориальному де­лению на период боевых действий), каким военкоматом призван, воинское звание, номер и наименование воинской части, время гибели и место захо­ронения, а также некоторые другие сведения. К сожалению, такие данные на всех в полном объеме найти не удалось. Отсутствуют они, в частности, на большинство советских воинов, погибших в период 1946—1949 годов в Ки­тае. Ввиду того, что установить полные данные на них из архивных источни­ков не представлялось возможным, были использованы сведения Российско­го центра международного научного и культурного сотрудничества при Правительстве РФ, Общества российско-китайской дружбы, российского Комитета ветеранов войны.
В основу структуры десятого тома положен «Перечень государств, горо­дов, территорий и периодов ведения боевых действий с участием граждан Российской Федерации», который опубликован в Приложении к Федерально­му закону о ветеранах от 16 декабря 1994 года. Приводим текст Приложения полностью, поскольку этот документ официально определяет хронологиче­ские рамки участия советских воинов и специалистов в локальных войнах и других военных конфликтах.
«Боевые действия в Китае: ...с марта 1946 года по апрель 1949 года; март—май 1950 года (для личного состава группы войск ПВО); с июня 1950 года по июль 1953 года (для личного состава воинских подразделений, при­нимавших участие в боевых действиях в Северной Корее с территории Ки­тая).
Боевые действия в Венгрии: 1956 год.
Боевые действия в Алжире: 1962—1964 годы.
Боевые действия в Египте (Объединенная Арабская Республика): с ок­тября 1962 года по март 1963 года; июнь 1967 года; 1968 год; с марта 1969 года по июль 1972 года; с октября 1973 года по март 1974 года; с июня 1974 по февраль 1975 года (для личного состава тральщиков Черноморского и Тихоокеанского флотов, участвовавших в разминировании зоны Суэцкого канала).
Боевые действия в Йеменской Арабской Республике: с октября 1962 года по март 1963 года; с ноября 1967 года по декабрь 1969 года.
Боевые действия во Вьетнаме: с января 1961 года по декабрь 1974 года.
Боевые действия в Сирии: июнь 1967 года: март-июль 1970 года; сен­тябрь-ноябрь 1972 года; март-июль 1970 года; сентябрь-ноябрь 1972 года; октябрь 1973 года.
Боевые действия в Анголе: с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года.
Боевые действия в Мозамбике: 1967—1969 годы; с ноября 1975 года по ноябрь 1979 года.
Боевые действия в Эфиопии: с декабря 1977 года по ноябрь 1979 года.
Боевые действия в Бангладеш: 1972—1973 годы (для личного состава кораблей и вспомогательных судов Военно-Морского Флота СССР).
Боевые действия в Лаосе: с января 1960 года по декабрь 1963 года; с августа 1964 года по ноябрь 1968 года; с ноября 1969 года по декабрь 1970 года.
Боевые действия в Сирии и Ливане: июль 1982 года».
В том включены также поименные списки советских воинов, погибших в период Карибского кризиса и после него на Кубе в 1962—1964 годах, а также при вводе войск в Чехословакию в 1968 году (эти страны не фигурируют в Перечне, но развитие событий в них в значительной степени повлияло на военно-политическую обстановку в мире).
Обнародование поименных списков советских воинов, погибших в 1946— 1982 годах, конечно, главная и основная цель труда. Однако авторский кол­лектив поставил перед собой и вторую, не менее важную, на наш взгляд, задачу — объяснить читателям, почему, как и ради чего оказался советский солдат вдали от Родины и, самое главное, за что он сражался и умирал. Войска направлялись за пределы СССР для оказания военной (интернацио­нальной) помощи только при официальном обращении тогдашнего руково­дства этих государств. Анализ военно-политической обстановки в этих стра­нах, приведенный в исторических справках, которые предшествуют спискам погибших, позволяет выделить несколько главных направлений со­ветского военного участия в событиях, происходивших за рубежом, а также в пограничных конфликтах на нашей территории.
Первым из этих направлений является вооруженная защита терри­ториальной целостности нашего государства. Речь, в частности, идет о воо­руженных пограничных инцидентах в районе острова Даманскии и озера Жа-ланашколь. Их отличал локальный характер событий. Активные боевые действия вели главным образом пограничные войска, регулярные части и соединения сухопутных войск оказывали огневую поддержку. Общее количе­ство погибших советских военнослужащих являлось относительно неболь­шим, однако резонанс этих событий оказался огромным. Они не только вско­лыхнули всю страну, вызвав всплеск народного патриотического чувства, но и приобрели большое международное звучание. Однако главное было в дру­гом: предпринятые действия решительно пресекли разраставшийся конфликт между двумя державами — СССР и Китаем, дальнейшая эскалация которого могла привести к несравненно большим жертвам и потерям. Именно 1969-й год стал поворотным пунктом для нормализации межгосударственных совет­ско-китайских отношений, резко ухудшившихся в годы «культурной револю­ции» в Китае. Тогда, в далеком уже 1969 году, простые советские ребята в пограничной форме, честно и мужественно исполняя воинский долг, не ду­мали о том, что именно они делают большую политику, в корне изменившую не только взаимоотношения двух мировых держав, но и определившую на последующие десятилетия отношения многих поколений людей по разные стороны границы.
Вторым, наиболее активным и многогранным, направлением явля­ется оказание военной помощи странам и народам, боровшимся за завоева­ние или сохранение своей национальной независимости. К этой категории деятельности можно отнести советское участие в войнах в Китае и Северной Корее, в странах Индокитайского полуострова (Вьетнам, Лаос, Камбоджа), в Бангладеш, на Кубе в период Карибского кризиса, в странах Африки (Алжир, Мозамбик, Ангола, Эфиопия), на Ближнем и Среднем Востоке (Египет, Йе­мен, Сирия, Ливан). Общее количество принявших в них участие советских военнослужащих составляет десятки тысяч человек, число безвозвратных потерь оценивается близким к тысяче.
В отличие от первого, практически однородного по своему составу и категории участников направления, второе гораздо разнообразнее. Активное участие в оказании военной помощи странам и народам мира принима­ли регулярные части и соединения практически всех видов Вооруженных Сил СССР и родов войск: сухопутные войска, военно-воздушные силы, час­ти противовоздушной обороны (ПВО), военно-морского флота (ВМФ) и даже ракетных войск стратегического назначения (РВСН). В войне в Корее, на­пример, главную роль сыграла советская авиация, в частности, дивизии 64-го истребительного авиационного корпуса; в войнах на Ближнем Восто­ке и во Вьетнаме — войска ПВО; в Бангладеш — ВМФ; в Карибском кризи­се—РВСН.
Наряду с регулярными частями либо одновременно с ними, либо без них наиболее важную роль в оказании военной помощи сыграл институт совет­ских военных советников и специалистов. Они не только разрабатывали пла­ны операций, на месте готовили национальные военные кадры, учили их ов­ладевать вооружением и военной техникой, но нередко принимали и непосредственное участие в боевых действиях, в разминировании и трале­нии, а также других акциях, представлявших угрозу для жизни. Информация об их деятельности всегда хранилась за семью печатями, она до сих пор остается закрытой, хотя давно и заслуженно должна быть предана гласности. Уверены, что эти люди, внесшие достойный вклад в славную летопись наших Вооруженных Сил, при жизни дождутся высокой публичной оценки и всена­родного признания.
Нельзя не назвать здесь и еще одну категорию советских людей, безза­ветно исполнявших свой долг за пределами Родины и оказывавших самое активное содействие и поддержку нашим военнослужащим. Это лица граж­данского персонала — служащие Советской Армии: переводчики, врачи, мед­сестры, моряки, водители, техники и другие специалисты. Их роль не так велика и значима в описываемых событиях, но без них успешное осуществ­ление огромного комплекса мероприятий, составляющего само понятие «во­енная помощь», было бы затруднительным и даже невозможным.
И, наконец, третьим направлением является участие советских во­еннослужащих в боевых действиях, ставших результатом акций высшего по­литического руководства СССР, направленных на сохранение единства со­циалистического лагеря, удержание союзников в Организации Варшавского Договора. Театром развернувшихся действий в этом случае стала Европа, а именно — Венгрия (1956 г.) и Чехословакия (1968 г.).
О значении, которое придавало тогдашнее советское руководство этому направлению, свидетельствует тот факт, что в них была использована не сравнимая по численности и мощи с контингентом двух первых направлений группировка Советских Вооруженных Сил. В общей сложности к участию в этих событиях были привлечены сотни тысяч человек личного состава. Соиз­меримыми с этим количеством оказались и понесенные безвозвратные по­тери.
Еще одним отличием этого направления от первых двух явилось то, что здесь принимали участие только регулярные, главным образом сухопутные, войска Советской Армии (участия военных советников и специалистов не предполагалось).
Исторические справки, начинающие каждый из 17 разделов тома, объе­диненных в пять глав, — не попытка переписывания старой или написания новой истории. Это попытка нового прочтения, современного осмысления тех событий. Работа во многом носила не описательный, а скорее исследо­вательский характер. При подготовке обзорного исторического материала авторский коллектив стремился оценить события с высоты пройденных деся­тилетий. Мы исходили из аксиомы — подвергаться критическому анализу может все: и политическая целесообразность участия советских людей в тех или иных конфликтах и войнах, и соответствие интернациональной помощи национальным интересам, и правильность решения чисто военных вопросов, и многое другое.
Подвергаться сомнению может все, кроме одного — поведения совет­ского солдата, выполнявшего свой священный долг перед Родиной. Сейчас трудно, да и почти невозможно, представить, что чувствовали они, умирая под чужими фамилиями и в чужой форме в небе Кореи, в аравийских пусты­нях, в джунглях Вьетнама или на улицах и площадях старинного Будапешта. Были ли они уверены до конца в правоте своего дела или в чем-то сомнева­лись, были ли готовы к подвигу и шли на него осознанно, или погибали слу­чайно, застигнутые врасплох? На эти вопросы ответа нет, да он сейчас, на­верное, уже и не важен. Важно другое: эти люди, взяв в руки оружие и приняв присягу на верность Отчизне, выполнили свой воинский долг до конца. И никакой другой оценки, никакого другого отношения к себе, кроме преклоне­ния и глубочайшего уважения, кроме признательности и благодарности, они испытывать не должны и не будут.
По данным, которые удалось установить, в локальных войнах и воору­женных конфликтах после Великой Отечественной войны советские безвоз­вратные потери составили 2035 человек, в том числе погибли, пропали без вести, умерли от ран и болезней: в Алжире — 1, в Бангладеш — 1, в Северном Йемене — 2, в Сирии — 3, в Лаосе — 5, во Вьетнаме — 7, в Мозамбике — 8, в Анголе — 11, в Эфиопии — 33, в Египте — 49, в пограничных конфликтах на о. Даманский и в районе оз. Жаланашколь — 60, на Кубе — 69, в Чехослова­кии — 98, в Корее — 315, в Венгрии — 707 человек, в Китае — 936.
Такова была цена успехов и просчетов тогдашнего военно-политическо­го руководства.
Память о павшем в бою солдате — священна и никакому посягательст­ву, под какими бы знаменами оно ни выступало, не подлежит. Если забве­ние — непростительный грех перед совестью, то осквернение памяти — грех вдвойне.
Создавая этот труд, авторский коллектив хотел сделать его не мартиро­логом, а своеобразным литературным памятником павшим героям. Поэтому сюда был включен значительный по объему мемуарно-художественный и ил­люстративный материал: статьи из периодической печати, воспоминания уча­стников описываемых событий, стихи и песни профессиональных и самодея­тельных поэтов тех лет, фотографии и портреты погибших и оставшихся в живых воинов, фотоснимки памятников и обелисков, воздвигнутых совет­ским солдатам. Нам хотелось воссоздать дух той эпохи, познакомить читате­ля с внутренним миром представителей тогдашнего поколения, понять, о чем они думали и мечтали и с какими чувствами уходили на войну, с которой могли не вернуться.
При работе над трудом авторский коллектив столкнулся с большими труд­ностями, обусловленными закрытостью темы участия советских военнослужа­щих в локальных войнах и вооруженных конфликтах послевоенного периода, которая в отдельных случаях сохраняется до сих пор. Многие данные приходи­лось собирать, зная буквально одну только фамилию. Трудности были обу­словлены также и тем, что найденные в архивах некоторые сведения были неполными, в фамилиях, именах и отчествах погибших имелись неточности и разночтения, а географические названия, особенно относящиеся к иностран­ным государствам, давались с искажениями. А потому авторский коллектив заранее приносит извинения за неточную и неполную порой информацию, пе­репроверить которую по другим источникам не представлялось возможным.
Более того, мы предполагаем, и даже почти убеждены, что и приведен­ные списки погибших включают не всех, кто отдал жизнь при исполнении воинского долга. Просим расценивать это не как вину, а как беду авторского коллектива.
Нам не удалось бы своевременно завершить работу над томом, если бы мы не опирались на огромную помощь и поддержку большого количества учреждений, организаций и лиц, проявивших внимание к нашему труду. В первую очередь это относится к Институту военной истории Министерства обороны Российской Федерации во главе с академиком Российской акаде­мии естественных наук генерал-майором В.А. Золотаревым, к сотрудникам института О.А. Белослудцеву, В.Н. Богданову, С.А. Липатову, А.С. Орлову, А.Н. Почтареву, П.П. Чевеле, В.А. Яременко, ко всему составу Редакционной коллегии Книги памяти и ее председателю члену-корреспонденту Россий­ской Академии наук Е.М. Чехарину, к методическому центру Книги памяти во главе с Н.А. Нееловым, Центральному архиву Министерства обороны (на­чальник И.А. Лучкин, его заместитель СИ. Чувашии), к Главному управлению международного военного сотрудничества Генерального штаба и его сотруд­нику В.Н. Канухину, к Межрегиональной ассоциации воинов-интернациона­листов и ее первому вице-президенту Л.И. Санникову, к Федеральной погра­ничной службе и региональным военным комиссариатам.
Большую помощь авторскому коллективу десятого тома своими советами, информацией, переданными материалами оказали активные участники собы­тий: в Венгрии — В.И. Фомин, 6 Корее — Герой Советского Союза СМ. Кра-маренко, в Алжире — А.Я. Павленко, в Египте — B.C. Логачев, А.С. Смирнов, во Вьетнаме — Б.А. Воронов, И.А. Ершов, Н.Н. Колесник, А.И. Хюпенен.
Весомый вклад в уточнение списков советских воинов, погибших во вре­мя боевых действий в Китае и Корее, внес член Общества российско-китай­ской дружбы А.И. Коваль.
Всем сотрудникам этих учреждений и участникам событий авторский коллектив выражает самую глубокую признательность.
Сотни людей в той или иной степени участвовали в работе над десятым томом Книги памяти. Всех их объединяло одно стремление — внести посиль­ный вклад в создание уникального печатного памятника соотечественникам, которые до конца оставались верными присяге и отдали жизнь при выполне­нии воинского долга.