Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


События на острове Даманский

В середине 60-х годов в Китае началась так называемая «Великая пролетарская культурная революция», которая привела к установлению в стране военно-бюрократической диктатуры, резкому усилению роли армии во всех сферах жизни общества, к всеобщей милитаризации страны. Воинствующий антисоветизм, принятый тогдашним китайским руководством в качестве одного из стержней внутренней и внешней политики государства, крайне обострил советско-китайские отношения. Все официальные партийно-государственные мероприятия в Китае про­ходили в то время под лозунгом: «Советский Союз — наш смертельный враг». Китайские представители, действуя по указке Пекина, учинили антисоветские дебоши в Москве, Ханое, Париже, Багдаде, Алжире и многих других городах. Были совершены акты грубого насилия над эки­пажами задержанных советских кораблей «Загорск», «Свирск», «Турке­стан», «Камчатск-лес», «Комсомолец Украины» и др.1.
Однако главным объектом противостояния пекинским руководством была выбрана советско-китайская граница. Искусственно созданная пограничная проблема стала раздуваться под измышлениями об «аг­рессивности Советского Союза», «об угрозе с Севера», «о стремлении СССР захватить земли Китая» и др.
Территориальные размежевания между Россией и Китаем начались на Дальнем Востоке, как известно, еще в XVII веке, когда российские владения простирались по всему Амуру от истоков до устья, и не толь­ко по левую сторону от него, но местами и по правую. Однако понадо­билось еще несколько столетий для полного выяснения и уточнения пограничной линии. В целом же территориальные разграничения меж­ду Россией и Китаем были завершены к началу XX века.
Справедливости ради необходимо отметить, что вплоть до 1960 г. никаких споров между двумя соседними государствами по поводу гра­ницы не возникало. Советско-китайская граница образовалась истори­чески, она была определена целым рядом договоров и различных со­глашений, подписанных полномочными представителями обеих стран. Но с середины 60-х годов провокационная деятельность китайской сто­роны на советской границе значительно активизировалась. С конца марта 1965 г. участились попытки явочным порядком захватить отдельные участки советской территории. Китайские военнослужащие и граждан­ские лица стали демонстративно нарушать границу. Если с 1 октября
1964по 1 апреля 1965 г. было отмечено 36 выходов на советскую тер­риторию около 150 китайцев, то только за первую половину апреля 1965г. граница нарушалась двенадцать раз с участием свыше пятисот китайских граждан и военнослужащих.
Более того, нарушения границы приобретали все более вызываю­щий характер. Так, 11 апреля 1965 г. около двухсот китайцев под при­крытием военных вспахали восемью тракторами участок советской тер­ритории. Встретив на своем пути заслон советских пограничников, китайские военнослужащие попытались его прорвать, допуская при этом насильственные и оскорбительные действия.
Китайские власти искусственно накаляли обстановку, сосредото­чив в приграничных с СССР районах воинские части и многочисленные подразделения так называемой «трудовой армии». Они развернули строительство крупных военизированных госхозов, по сути представ­ляющих собой воинские поселения. Активизировалось создание «кад­ровых отрядов» народного ополчения, которых привлекали к охране границы, а также использовались для поддержания «чрезвычайного положения» в прилегающих к границе населенных пунктах.
Местные жители в приграничных районах были разбиты на груп­пы, возглавляемые работниками общественной безопасности. При­мыкающая к границе полоса территории шириной до 200 км была объ­явлена запретной зоной, «передовой линией обороны Китая». Все лица, подозреваемые в симпатиях к СССР или имеющие родственников в Советском Союзе, были выселены из этой зоны в глубинные районы Китая.
Что касается позиции советского руководства, то оно неизменно при­держивалось мнения, что никакой территориальной проблемы между дву­мя соседними странами нет, что советско-китайская граница имеет проч­ную договорную основу и какой бы то ни было пересмотр ее недопустим.
Эскалация провокационной деятельности китайской стороны про­являлась в расширении масштабов нарушений советско-китайской гра­ницы. В 1967 г. их число по сравнению с предыдущим годом увеличи­лось более чем в два раза и превысило две тысячи. Примечательно, что нарушения границы находились в прямой зависимости от приливов и отливов антисоветской кампании, захлестнувшей страну.
Масштабность и частота пограничных столкновений наглядно сви­детельствовали о стремлении пекинского руководства к развязыванию крупных конфликтов на границе. Об этом, в частности, касаясь пер­спектив китайско-советских отношений, откровенно заявил в феврале 1967 г. министр иностранных дел КНР Чжэнь И: «Возможен разрыв от­ношений, возможна война». В марте того же года премьер Китая Чжоу Эньлай в одном из своих публичных выступлений отмечал, что кроме большой войны «существуют пограничные войны», что «пограничная война между Китаем и СССР начнется раньше, чем война с США»1.
Подтверждение этих слов не заставило себя долго ждать. Апогеем антисоветского курса Пекина явились крупномасштабные вооруженные провокации на советской границе в марте 1969 г., которые, по призна­нию Мао Цзэдуна, должны были на многие годы вызвать ненависть на­селения Китая к СССР2.
2 и 15 марта 1969 г. китайские военнослужащие нарушили совет­ско-китайскую границу на реке Уссури — в районе острова Даманский. Этот остров, китайское название которого Чжэньбаодао — означает «Жемчужный» (по форме он действительно напоминает речную жемчу­жину), шириной примерно 300 м и длиной 500 м в зависимости от уров­ня воды в Уссури, площадью 0,74 кв. км. Он вытянут в длину вдоль китайского берега и отделен от него узкой протокой шириной около 47 м. Расстояние от российского берега до Даманского значительно боль­ше— примерно 220 м. Между ними и проходил фарватер.
Краткая хронология произошедших там событий такова. В ночь на 2 марта, воспользовавшись темнотой и снегопадом, подразделение ре­гулярной армии Китая в количестве до трехсот человек, нарушив Госу­дарственную границу СССР, вторглось на остров и устроило засаду. Утром с поста технического наблюдения советские пограничники обна­ружили на льду Уссури около тридцати китайских военнослужащих. На китайском берегу были заблаговременно сосредоточены людские ре­зервы и огневые средства, включая батарею противотанковых орудий, минометы, гранатометы и крупнокалиберные пулеметы.
Навстречу нарушителям вышли восемь советских пограничников во главе с офицерами Иваном Стрельниковым и Николаем Буйневичем с намерением заявить протест и потребовать удалиться с острова. Одна­ко по ним без всякого предупреждения, вероломно, в упор китайцы открыли огонь из автоматов. Одновременно из засады на острове и с китайского берега начался автоматный и минометный огонь по другой группе советских пограничников, которую возглавлял младший сержант Юрий Бабанский. Первая группа пограничников была уничтожена пол­ностью, значительные потери понесла и вторая.
Вскоре к месту событий прибыла мотоманевренная группа во главе со старшим лейтенантом Виталием Бубениным, которая обошла нару­шителей границы с тыла. Однако численный перевес оказался на сто­роне противника: шестьдесят пограничников против целого пехотного батальона. Бронетранспортер Бубенина был подбит, сам он ранен, не­сколько пограничников погибли. Пересев в другую машину, Бубенин продолжал руководить боем, в котором участвовало уже две заставы. Столкновение было продолжительным и ожесточенным. На подмогу пограничникам пришли жители соседних сел, особенно отличились бра­тья Авдеевы1.
Приняв боевой порядок, советские пограничники вместе с подо­шедшим резервом отразили внезапное нападение и вынудили наруши­телей покинуть территорию СССР. Однако победа досталась дорогой ценой: 32 советских пограничника погибли или умерли от ран, 14 чело­век получили ранения. Самому старшему из погибших было тридцать лет, самому молодому — девятнадцать.
Вооруженная провокация на Даманском была заранее и преднаме­ренно спланирована и тщательно подготовлена. При осмотре места боя обнаружено брошенное стрелковое оружие китайского производства, предметы военного снаряжения, телефоны полевого типа, линии про­водной связи, идущие на территорию Китая, стабилизаторы мин, ос­колки снарядов, гранаты и др.
Советское правительство 2 марта 1969 г. направило правительству КНР ноту, в которой заявило решительный протест по поводу воору­женного вторжения в пределы советской территории и потребовало немедленного расследования и самого строгого наказания лиц, ответ­ственных за организацию провокации. Советская сторона настаивала на принятии безотлагательных мер, которые исключали бы всякое на­рушение советско-китайской границы, подчеркивая при этом, что в от­ношениях с китайским народом она руководствуется чувством дружбы и намерена дальше проводить эту линию1.
Однако китайская сторона оставила эти предложения без внима­ния, готовя новую вооруженную провокацию на границе, которая и была осуществлена 15 марта 1969 года.
В этот день примерно около 10 часов утра наблюдавшая за южной частью острова Даманский советская разведгруппа в составе офицера и пяти солдат сообщила, что с сопредельной территории через протоку на остров просачиваются нарушители. В общей сложности границу штур­мовал пехотный полк НОАК при поддержке двух танков, артиллерии и минометов. Бой с нарушителями границы длился полтора часа, а всего столкновение, по свидетельству его непосредственного участника — полковника Николая Попова, продолжалось девять часов. За это время остров переходил из рук в руки восемь раз.
Теперь, в отличие от событий 2 марта, пограничники отбивали ост­ров уже не одни, а в тесном взаимодействии с регулярными частями Советской Армии. В районе Даманского было развернуто мотострелко­вое соединение со всеми полагающимися ему средствами огневой под­держки, а также ряд других воинских частей, участие которых в столк­новении, однако, не афишировалось. Более того, были предприняты меры по дезинформации противника. Когда в конце концов китайцев окончательно выбили с острова, все подходы к нему с китайской сторо­ны были заминированы, а прилегающий участок границы с нашей сто­роны заблокирован частями Советской Армии.
Безвозвратные потери пограничников составили 17 человек, в том числе погиб начальник Дальнереченского пограничного отряда полков­ник Демократ Владимирович Леонов. Понесли потери в количестве де­вяти человек и направленные для оказания отпора нарушителям грани­цы части и подразделения 45-го армейского корпуса.
До сентября 1969 г., то есть еще почти полгода, в районе острова было неспокойно: пограничники, оборудовав на окрестных сопках огне­вые точки, регулярно вели огонь по вспаханному снарядами реактив­ных установок «Град» и 122-мм гаубиц острову, когда на него пытались высадиться китайцы.
Окончательно ситуацию вокруг Даманского разрешила встреча на высшем уровне председателей правительств СССР и КНР в сентябре 1969 г. в Пекине. Подписанное соглашение сохраняло статус-кво гра­ницы и исключало применение оружия при решении спорных вопросов.
Дальнейшее развитие событий сложилось таким образом, что в начале 90-х годов, после проведения работ по демаркации советско-китайской границы, часть островов на реке Уссури, в том числе и Да­манский, были переданы Китаю.
Все это, однако, ни в коем случае не может ставить под сомнение правомерность действий советских воинов, которые, соблюдая верность присяге, до конца выполнили патриотический долг, встав на защиту Отечества. Даманский — это не просто географическое название, это — символ мужества и исполненного воинского долга.
И именно таковым он навсегда останется в нашей памяти.