Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Советская военная помощь Китаю (1946-1950)

Советская военная помощь Китаю (1946-1950 гг.)

История отношений Советского Союза с Китаем неотделима от ле­тописи национально-освободительной борьбы китайского народа, важ­нейшим аспектом которой являлась всесторонняя помощь и поддержка этой борьбы со стороны «северного соседа». Именно советская по­мощь сыграла во многом определяющую роль, стала неотъемлемым фактором коренных общественно-экономических преобразований ки­тайского общества.
Поскольку внутренние условия в Китае складывались таким обра­зом, что главной и практически единственной формой противостояния классов и партий являлась вооруженная борьба, то, естественно, ос­новной советской помощью китайскому народу была военная.
В 30—40-е годы Советский Союз направлял в Китай специалистов по строительству и обучению китайских вооруженных сил, поставлял оружие и необходимую военную технику. Тысячи советских доброволь­цев сражались в небе и на земле Китая против японской император­ской армии, помогая китайскому народу отстаивать свою свободу и независимость. Более двухсот из них погибли и похоронены в китай­ской земле. Могилами советских людей отмечена китайская «дорога жизни» — из Алма-Аты через Синьцзян до Ланьчжоу1.
Вторая мировая война закончилась на Востоке разгромом японских милитаристов, причем на последнем этапе полуторамиллионная груп­пировка советских войск принимала непосредственное участие в войне на китайской территории, освобождая северо-восток Китая (Маньчжу­рию) от японских захватчиков.
Особо следует отметить, что задолго до того наша страна оказыва­ла китайскому народу помощь по просьбе созданного партией гоминь­дан национального правительства во главе с ее лидером Сунь Ятсеном (после его смерти в 1925 г. правительство возглавил Чан Кайши).
Что касается китайской коммунистической партии, руководимой все эти годы Мао Цзэдуном, то она тоже получала значительную помощь, которая предоставлялась не по государственной, а по партийной линии — через Коминтерн, и направлялась главным образом на подготовку кадров, учебу и материальную поддержку руководства КПК. Чанкайши-стскому гоминьдану поэтому приходилось считаться с позицией совет­ских руководителей и мириться не только с наличием, но и с активной деятельностью в стране коммунистической партии. Реалии истории Китая этих десятилетий были таковы, что дважды создавался единый фронт вышеназванных партий, но оба раза их руководители вскоре переходи­ли к военному противостоянию, то есть к гражданской войне.
К окончанию Второй мировой войны в Китае фактически сложилось два государственных образования: одно — контролируемое гоминьдановским правительством, другое — возглавляемое коммунистической партией со штабом в городе Яньани. В каждом из них имелось собст­венное законодательство, вооруженные силы и органы безопасности.Однако гоминьдановское правительство получило международное при­знание. Китайская Республика считалась одной из великих держав и пользовалась поддержкой Соединенных Штатов Америки, которые де­лали ставку на Чан Кайши как будущую опору американской политики в Азии. Администрация США при этом прилагала немало усилий, чтобы подчинить КПК гоминьдану.
Еще в конце Второй мировой войны и особенно после ее окончания в Европе между союзниками по антигитлеровской коалиции, как из­вестно, возникли и стали углубляться разногласия во взглядах на по­слевоенное устройство мира и место в ней каждого победителя.
На завершающем этапе Второй мировой войны американский глав­нокомандующий на Дальнем Востоке и на Тихом океане Д. Макартур дал возможность Чан Кайши принять капитуляцию японских вооружен­ных сил в количестве около 1,3 млн. человек, что обеспечило гоминьда-новскому Китаю дополнительно более 500 танков и бронемашин, при­мерно 12,5 тыс. орудий, около 30 тыс. пулеметов и 700 тыс. винтовок и карабинов, 290 годных к полетам (всего — 1070) самолетов, более 200 боевых кораблей, много боеприпасов и снаряжения. К этому времени американцы полностью подготовили и вооружили до 40 дивизий чан-кайшистских войск. Более того, при их молчаливом согласии Чан Кай­ши не стал, разоружать марионеточные войска1 японской армии, при­звав их под свои знамена, а также использовал в конце 1945 г. 240 тыс. и в 1946 г. — 100 тыс. человек из состава японских войск против осво­божденных районов, оставив им оружие.
В подобной ситуации перспектива завоевания власти в Китае ком­мунистами являлась весьма проблематичной. И только политика Со­ветского государства, полностью вставшего на сторону китайской ре­волюции, дала возможность лидерам КПК осуществить свои намерения.
Как известно, Советская Армия, выполняя свой союзнический долг после завершения разгрома Германии, 8 августа 1945 г. вступила в войну против Японии. За 23 дня она разгромила миллионную группи­ровку японских сухопутных войск на территории Северо-Восточного Китая (Маньчжурии), что значительно ускорило окончание Второй ми­ровой войны на Дальнем Востоке.
Наряду с выполнением этой главной военной задачи осуществля­лась и основная политическая цель — всемерная поддержка революционного движения в лице компартии Китая и ее вооруженных сил. Пер­вым реальным шагом на этом пути явилась передача Советским Сою­зом всего трофейного вооружения и боевой техники бывшей Квантун-ской армии. Только от Забайкальского и 1 -го Дальневосточного фронтов было получено 3700 орудий, минометов и гранатометов, 600 танков, 860 самолетов, около 12 тыс. пулеметов, свыше 2 тыс. автомашин, 679 складов. Позже китайской стороне была передана и часть советского вооружения.
Важнейшим фактором для будущей победы КПК стало то обстоя­тельство, что советское командование не позволило гоминьдановскому правительству высадить в Маньчжурии свои войска, доставленные в этот район американской авиацией и флотом, а также содействовало в создании здесь мощной стратегической базы китайских революцион­ных сил. Именно в Маньчжурии чрезвычайно быстро, с учетом боевого опыта Советской Армии и с помощью ее советников и инструкторов, была создана, обучена и подготовлена к ведению боевых действий Объединенная Демократическая Армия Северо-Востока (ОДА СВ) со всеми основными родами войск.
После вывода советских частей и соединений с территории Китая оказание помощи демократическим силам на северо-востоке страны не закончилось. Основными направлениями этой деятельности были: участие в организации и обучении воинских подразделений КПК, раз­минирование территории, решение многочисленных вопросов матери­ально-технического обеспечения, налаживание работы по восстанов­лению и вводу народно-хозяйственных объектов и др.
Советские специалисты приняли активное участие в создании и подготовке железнодорожных войск Народно-освободительной армии Китая (НОАК), в формировании четырех железнодорожных бригад об­щей численностью 30 тыс. человек. Только за летний период 1948 г. они подготовили более 4600 специалистов различных профессий. Ос­новные восстановительные работы на железнодорожных линиях Мань­чжурии были завершены к концу 1948 г., причем на всех направлениях в первую очередь выполнялись работы в интересах боевой деятельно­сти китайской армии, что способствовало окончательному разгрому гоминьдановских войск.
Большое значение для обеспечения боевых действий НОАК имела советская помощь в организации регулярного сообщения между Хаба­ровском, Благовещенском, Комсомольском-на-Амуре и китайскими портами на реке Сунгари. Расположенный на Сунгари город Цзямусы яв­лялся одной из наиболее важных тыловых баз НОАК. Здесь находились базы материально-технического обеспечения, центральные госпитали, военно-учебные заведения! В 1947—1948 гг., когда НОАК вела страте­гическое наступление, советские внешнеторговые организации обес­печивали бесперебойное снабжение тыловых районов всеми необхо­димыми материалами — горючим, одеждой, обувью, медикаментами и др. Например, полностью была обеспечена медикаментами 4-я поле­вая армия при продвижении в южные районы страны, где свирепство­вала малярия.
Известно, что разгромить противника значительно легче, чем удер­жать победу, тем более — создать прочные органы власти на освобож­денной территории. Руководители КПК еще до провозглашения КНР обратились к советскому руководству с просьбой не только продол­жать, но и наращивать оказание военной помощи. Совет Министров Союза ССР 19 сентября 1949 г. принял решение послать военных спе­циалистов в Китай, подбор которых проводился заранее. В конце сен­тября в Пекине уже работал главный военный советник генерал-лейте­нант П.М. Котов-Легоньков со своим аппаратом, куда входили заместитель главного советника и старшие советники по основным родам войск. К 7 октября были подобраны специалисты для создания шести летно-технических школ: четырех —для истребительной авиации и двух —для бомбардировочной. Весьма скоро в каждой школе работа­ло до 120 советских специалистов. В целом к концу декабря 1949 г. с НОАК сотрудничали 1012 военных специалистов из СССР.
В сложных условиях, преодолевая языковой барьер, группа со­ветских военных советников в течение трех месяцев — с 1 ноября 1949 г. по 5 февраля 1950 г. — в две очереди обучила на базе Мук-денского (Шэньянского) зенитно-артиллерийского училища 1386 ко­мандиров и 15 100 рядовых и сержантов для молодой НОАК. Это позволило в общей сложности сформировать 10 зенитно-артилле-рийских полков, 10 дивизионов среднекалиберной зенитной артил­лерии (СЗА), 20 дивизионов малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА), 20 пулеметных рот1. Многие из них приняли участие в органи­зации и проведении боевых действий в составе войск ПВО Шанхая, Нанкина и Сюйчжоу.
14 февраля 1950 г. в Москве был подписан договор между СССР и КНР, в соответствии с которым Советский Союз брал на себя обяза­тельство оказывать помощь Китаю всеми имеющимися у него средст­вами, включая военные. При этом учитывался опыт военного сотрудни­чества между двумя странами, накопленный до и в ходе Второй мировой войны. В тот же день постановлением Совета Министров СССР для организации ПВО г.Шанхая была создана группа советских войск про­тивовоздушной обороны. Таким образом, после окончания Великой Оте­чественной войны советские войска приняли участие в боевых дейст­виях за рубежом именно в Китае, отражая в феврале—октябре 1950 г. налеты гоминьдановской авиации на китайские города.
Гоминьдановские ВВС, базировавшиеся на островах Тайвань и Чжо-ушань, постоянно совершали воздушные налеты на города Шанхай, Нанкин, Сюйчжоу, а также на места дислокации подразделений Народ­но-освободительной армии Китая в районе г.Нинбо. Наиболее интен­сивным бомбардировкам подвергались промышленные объекты, элек­тростанции, железнодорожные узлы и аэродромы. Своими военно-воз­душными силами для борьбы с авиацией противника КНР в то время в достаточном количестве не располагала, а части зенитной артиллерии, находившиеся в районе Шанхая и только что окончившие курс обуче­ния, боевого опыта не имели. Вот почему советская военная помощь молодой Китайской Народной Республике не только была желательна, но и стала жизненно необходимой.
Командующим группой советских войск ПВО в Шанхае был назна­чен известный военачальник, в будущем Маршал Советского Союза, а тогда — генерал-лейтенант П.Ф. Батицкий. Заместителями командую­щего группой войск стали: по авиации — генерал-лейтенант авиации СВ. Слюсарев, по зенитной артиллерии — полковник С.Л. Спиридонов, он же командовал 52-й зенитно-артиллерийской дивизией.
В боевой состав группы вошли: оперативная группа (управление группы войск, управления 106-й истребительной авиационной и 52-й зенитно-артиллерийской дивизий); 29-й истребительный (на самолетах МиГ-15), 351-й истребительный (на самолетах Ла-11), 829-й смешан­ный (на самолетах Ту-2 и Ил-10) авиационные полки; 1-й гвардейский зенитно-прожекторный полк; 64-й отдельный радиотехнический батальон воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС); 278-й, 286-й и 300-й отдельные автотехнические батальоны; 240-я отдельная радио­техническая станция; 278-я автомобильная кислородно-добывающая станция; 45-я отдельная рота связи и транспортная авиагруппа (на са­молетах Ли-2).
В период с 9 по 15 февраля в Шанхай были направлены оператив­ная группа командующего советскими войсками, управление 106-й ис­требительной авиационной дивизии ПВО, управление 52-й зенитно-ар-тиллерийской дивизии и 64-й отдельный радиотехнический батальон ВНОС.
25 февраля в Пекин прибыл генерал-лейтенант П.Ф. Батицкий, ко­торого сразу же принял командующий НОАК Чжу Дэ. Во время доклада о составе и задачах советской группы было решено включить в нее четыре китайских зенитно-артиллерийских полка смешанного состава (2-й, 3-й, 11-й и 14-й). Завершить сосредоточение группы планирова­лось к 23 марта 1950 г.
7марта с аэродрома порта Дальний (ныне г. Далянь) на аэродром Сюйчжоу был передислоцирован 351-й истребительный авиационный полк, с 16 марта по 1 апреля шесть авиазвеньев этого полка были пе­ребазированы на аэродром Цзяньвань (8 км севернее Шанхая), а три оставлены для прикрытия аэродрома Сюйчжоу, где производилась сбор­
ка самолетов МиГ-15 для 29-го истребительного авиационного полка, доставленных туда по железной дороге из СССР. 9 марта в Сюйчжоу прибыл личный состав этого полка и авиакомендатура из 286-го от­дельного автотехнического батальона. В тот же день в Нанкине размес­тилась оперативная группа 829-го смешанного авиаполка. В течение
марта-апреля на территорию Китая передислоцировались и другие со­ветские части. Оборудование командного пункта было завершено к 22 марта.
В марте начала поступать авиационная техника. 40 самолетов МиГ-15 для 29-го истребительного авиационного полка прибыли в Сюй­чжоу железнодорожным транспортом из Новосибирска в разобранном виде. Они были собраны всего за пять дней. К 1 апреля 39 самолетов перебазировались на постоянное место дислокации 29-го истребитель­ного авиационного полка — аэродром Дачан (10 км северо-восточнее Шанхая).
Через неделю 829-й смешанный авиаполк с аэродрома г.Дальнего перебазировался на аэродром Сюйчжоу, 278-й автотехнический батальон развернулся на аэродроме Дачан, 286-й — на аэродроме Цзяньвань. 300-й батальон, который еще с октября 1949 г. находился в Китае, был передислоцирован из Пекина на аэродром Сюйчжоу.
1 -й гвардейский зенитно-прожекторный полк с 23 марта, располо­жившись на 19 позициях в районе Шанхая, образовал круговую свето­вую зону с радиусом 10—20 км и зону обнаружения самолетов в 20—30 км от центра города.
Сосредоточение и развертывание войск, боевой техники и матери­альных средств были осуществлены в точном соответствии с планом. Основная часть офицеров штаба группы прилетела в Китай самолетом, упредив войска на 10—20 дней, что позволило заблаговременно ре­шить ряд оперативных задач.
Всего на вооружении советской группы войск находилось 118 са­молетов, 73 прожекторных и 13 радиотехнических станций, 116 радио­станций, 31 радиоприемник и 436 единиц автотранспорта.
Согласно приказу Министра Вооруженных Сил СССР от 16 февраля 1950 г., район боевых действий истребительной авиации группы был строго ограничен: 70 км северо-восточнее Шанхая, Цзыйцзыюй и да­лее на юг о. Хэнша, по северному берегу залива Ханьчжоувань до г. Ханьчжоу.
Особое внимание на первых порах уделялось организации развед­ки воздушного противника. Четыре парных радиотехнических поста ВНОС (в пунктах Цидун, Наньхой, Хайань и Усянь) в светлое время суток вели непрерывное наблюдение за воздухом и передавали данные наблюде­ния на головной пост ВНОС, который информировал командный пункт группы и все части. Радиотехнический пост ВНОС в пункте Хунцзяолу, авиационные радиотехнические средства на аэродромах Дачан и Цзянь-вань, зенитно-артиллерийская дивизия и прожекторный полк несли де­журство в темное время суток. Кроме того, круглосуточно вели наблю­дение за воздухом посты зенитной артиллерии, все прожекторные точки, наблюдатели радиотехнических постов ВНОС, разведчики на КП груп­пы и частей, а также китайские посты ВНОС.
Штабом группы войск заранее была выявлена противостоящая груп­пировка ВВС противника. Она состояла из четырех истребительных (са­молеты «Мустанг-11» и «Тандерболт-48»), двух бомбардировочных (са­молеты В-24, В-25, «Москито») и двух транспортных авиаполков, разведывательной авиационной эскадрильи и отряда особого назначе­ния. Всего в ней насчитывалось 360 самолетов, которые базировались в основном на аэродромах о-ва Тайвань и Чжоушаньского архипелага.
7 марта 1950 г. 351-й истребительный авиационный полк, который базировался в Сюйчжоу, приступил к боевому дежурству, имея задачу
не допустить бомбардировок с воздуха аэродрома и железнодорожно­го узла.
Первый воздушный бой произошел 13 марта. Патрулировавшее звено истребителей Ла-11 обнаружило южнее Сюйчжоу бомбардиров­щик В-25, его удалось сбить, и он упал в горах северо-западнее Нанки­на. 14 марта был сбит еще один самолет— В-26, после чего воздушная активность противника заметно снизилась. 20 марта с задачей уничто­жить обнаруженную в 35 км юго-восточнее Шанхая цель в воздух под­нялись истребители Ла-11. Однако боя не последовало, поскольку под­вергшиеся атаке «Мустанги» уклонились от него и ушли в свою зону. Следовавшие за истребителями противника бомбардировщики, беспо­рядочно сбросив бомбы, тоже скрылись. 2 апреля советскими истреби­телями было сбито еще два самолета противника.
Всего советские авиационные части произвели 238 самолето-вы­летов на прикрытие аэродромов и объектов Шанхая и на перехват са­молетов противника, 4676 самолето-вылетов — на учебно-боевую под­готовку, 193 — на обеспечение полетов транспортной авиации. В шести воздушных боях советские летчики сбили шесть самолетов противника (В-24 — 1, В-25 — 2, «Мустанг» — 2, «Лайтнинг» — 1), при этом своих потерь не имели. Кроме того, китайские зенитно-артиллерийские части сбили еще один самолет гоминьдана (В-24).
В результате налеты на Шанхай и его пригороды прекратились. Основные усилия ВВС противника были перенацелены на борьбу с на­земными войсками НОАК. Они систематически вели разведку вдоль побережья, штурмовали автоколонны и скопления мелких кораблей, что, однако, не нанесло существенного ущерба китайской армии.
Потери советской стороны составили два самолета (Ла-11 и МиГ-15), и то — в результате авиакатастроф, при этом летчики погибли.
Наряду с участием в боевых действиях советские специалисты зани­мались обучением и боевой подготовкой личного состава китайской ар­мии. Для этого под руководством офицеров 52-й зенитной артиллерий­ской дивизии с ним систематически проводились занятия по изучению боевой техники и отработке способов управления частями и подразде­лениями в бою. Всего было проведено свыше 2500 час. учебных занятий.
С 1 августа 1950 г. части группы приступили к переучиванию и обу­чению личного состава частей ПВО НОАК. При этом вся техника и иму­щество группы советских войск в соответствии с постановлением Со­вета Министров СССР подлежали передаче китайской армии.
В период с 13 по 17 октября была создана смешанная советско-китайская комиссия, которая произвела отбор переученного китайско­го личного состава, а также передачу и прием техники и материальных средств. По оценке комиссии, вся боевая техника находилась в хоро­шем состоянии, а подготовленные китайские части ПВО были способ­ны самостоятельно вести бой с одиночными самолетами и мелкими группами самолетов противника днем в простых метеоусловиях.
19 октября 1950 г. вся система ПВО Шанхая была передана коман­дованию НОАК, а советские воинские части частично возвращены на Родину, частично передислоцированы в Северо-Восточный Китай на формирование 64-го истребительного авиационного корпуса, который прикрывал боевые действия «китайских добровольцев» в Северной Ко­рее.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 декабря 1950 г. (без публикации в печати) за отличное выполнение служебного долга орденом Ленина были награждены капитан Н.М. Гужев, старшие лейте­нанты СИ. Володкин и П.Ф. Душин, майор Ю.Я. Колесников и капитан И.И. Шинкаренко. Ордена Красного Знамени были удостоены старший лейтенант Н.Н. Абрамович, генерал-лейтенант П.Ф. Батицкий, полковник В.А. Высоцкий, старший лейтенант В.И. Люфарь, лейтенант С.А. Попов, генерал-лейтенант авиации СВ. Слюсарев, старший лейтенант В.Д. Си­доров, полковники СЛ. Спиридонов и М.Н. Якушин. Все советские во­еннослужащие были награждены китайской медалью «За оборону Шан­хая», а командование НОАК объявило им благодарность.
Таким образом, группа советских войск ПВО в Шанхае поставлен­ную задачу решила успешно. Ее присутствие в Китае преследовало ско­рее не военную, а морально-психологическую цель. Большое военно-политическое значение имело обучение китайского личного состава и передача ему всей советской техники и вооружения.
Одновременно с боевой деятельностью советской группы в Шанхае в различных районах КНР под руководством советских военных специа­листов и советников была развернута широкомасштабная работа по техническому перевооружению существующих и формированию новых соединений и частей НОАК и обучению ее личного состава. Эта работа активизировалась в конце июня 1950 г. — с началом войны в Корее.
Оказание военной помощи Китаю в 1946—1950 гг. сопровождалось немалыми людскими потерями советского воинского контингента, до конца выполнившего свой интернациональный долг.
По обобщенным данным, полученным из различных источников, в период 1946—1950 гг. общее количество военнослужащих, погибших на китайской территории при ведении боевых действий, а также в ре­зультате чрезвычайных происшествий, авиационных и автомобильных катастроф, и умерших от болезней (в подавляющем большинстве слу­чаев), составило более девятисот человек. Поскольку причину и точную дату смерти многих из них установить не удалось в приводимом списке у всех значится — «погиб», а дата указана приблизительно.
Большая часть погибших в эти годы советских воинов были похоро­нены вблизи городов и поселков Северо-Восточного Китая, освобож­денных Советской Армией в 1945 году. Значительная часть захороне­ний произведена на кладбище китайского города Люйшунь (Порт-Артур). Город расположен на юге Ляодунского полуострова. Это незамерзаю­щий порт и военно-морская база Китая в северной части Желтого моря. Он был построен русскими как военно-морская крепость Порт-Артур на арендованной Россией в 1898 г. сроком на 25 лет территории Ляодун­ского полуострова Китая. В 1905 г. в результате поражения России в русско-японской войне полуостров был оккупирован Японией. Порт-Артур был освобожден от японской оккупации 22 августа 1945 г. выса­дившимся небольшим воздушным десантом и прибывшими сюда час­тями 6-й гвардейской танковой армии Забайкальского фронта. Здесь были завершены разгром и капитуляция японской Квантунской армии в Маньчжурии. В дальнейшем, в соответствии с советско-китайским со­глашением от 14 августа 1945 г., предусматривалось совместное (СССР и Китая) в течение 30 лет использование Порт-Артура в качестве воен­но-морской базы двух стран. Но уже в мае 1950 г. СССР начал выво­дить свои войска с Ляодунского полуострова, а в 1955 г. завершил вывод войск и безвозмездно передал КНР все сооружения военно-мор­ской базы и здания Порт-Артура. С этого времени город и порт офици­ально называются Люйшунем.
Многие захоронения советских воинов произведены на кладбище Циньюаньцзе в г. Даляне (Дальнем). Это крупный промышленный и пор­товый город на побережье Желтого моря. Он основан русскими на тер­ритории, полученной Россией во временную аренду от Китая по согла­шению 1898 г. и назван Дальним. В конце 1904 г. был оккупирован японскими войсками и переименован в Дайрен. В конце Второй миро­вой войны порт Дальний был освобожден от японцев частями 39-й и 6-й гвардейской танковой армий Забайкальского фронта. После его освобождения в соответствии с Договором между СССР и Китаем от 14 августа 1945 г. Дальний был объявлен свободным городом под совме­стным советско-китайским управлением. В 1950 г. советские войска оставили порт, и все имущество, находившееся здесь в их распоряже­нии, было безвозмездно передано Советским Союзом Китайской На­родной Республике. Город переименован в Далянь.
Захоронения советских военнослужащих есть и на кладбище Нань-шань в г. Цзиньчжоу. Он расположен в китайской провинции Ляонин, в нескольких километрах к северу от города Даляня. Город был освобож­ден передовыми частями 6-й гвардейской танковой армии 22 августа 1945 г.
В Китайской Народной Республике бережно хранят память о погиб­ших советских воинах.