Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Разминирование территории Алжира (1962-1964)

Разминирование территории Алжира (1962-1964 гг.)
Организованная вооруженная борьба за национальную независи­мость в Алжире развернулась в середине 50-х годов.
К началу ноябрьского восстания 1954 г. против французских коло­низаторов объединились в стране все классы общества (за исключени­ем крупных феодалов). В 1954 г. группа борцов за независимость соз­дала Фронт национального освобождения (ФНО), который быстро превратился в сильную организацию, сплотившую патриотически и де­мократически настроенных алжирцев. Вооруженные выступления про­тив колонизаторов вела созданная ФНО Армия национального освобо­ждения (АНО) Алжира. К 1956 г. ее численность достигла 60 тыс. человек. Французское правительство пыталось подавить революцию военным путем. Во второй половине 1958 г. количество французских войск в Алжире увеличилась с 450 до 800 тыс. человек. К 1960 г. они имели на вооружении 1150 танков, 500 бронемашин, более 1300 самолетов и 500 вертолетов. Несмотря на неравенство сил, алжирские патриоты продолжали борьбу. Для обеспечения боевых операций внутри страны ФНО создало в Тунисе и Марокко «внешнюю армию», отряды которой, прорывая линии заграждений вдоль границ, перебрасывали в Алжир пополнения, оружие и боеприпасы. Главные командные органы АНО располагались в Тунисе. Для оперативного руководства боевыми дей­ствиями в январе 1960 г. был создан Генеральный штаб АНО, начальни­ком которого назначен полковник X. Бумедьен.
К этому времени стало ясно, что Франции не удастся разгромить АНО и подавить национально-освободительное движение алжирского народа. Все очевиднее становилось, что проблему Алжира нельзя ре­шить силой оружия. Париж был вынужден пойти на переговоры с Вре­менным правительством Алжирской республики (ВПАР), которые про­должались до подписания 18 марта 1962 г. соглашения о прекращении боевых действий, а 3 июля была провозглашена независимость Алжира.
19 марта, сразу после подписания соглашения, Советское правитель­ство направило Временному правительству Алжирской республики теле­грамму с признанием ВПАР де-юре и заявило о готовности установить дипломатические отношения с ним. Рождение независимого Алжира прак­тически означало ликвидацию французской колониальной империи. 19— 23 марта 1962 г. между Советским Союзом и Алжирской Народно-Демо­кратической Республикой (АНДР) были установлены дипломатические отношения, а в октябре в Алжир прибыл первый советский посол.
При решении множества задач, стоявших перед алжирским прави­тельством, серьезную проблему составляли минные поля, оставшиеся на территории страны со времени войны за независимость. Пытаясь преградить пути пополнения отрядов АНО людьми, оружием, боепри­пасами и не допустить ухода беженцев и эвакуации раненых, колониза­торы несколько лет создавали вдоль границ «полосы смерти» — сплош­ные минные поля, заграждения и фортификационные сооружения протяженностью более 1200 км вдоль алжирско-тунисской границы и 800—900 км — вдоль алжиро-марокканской.
Мины различных типов, проволочные заграждения (в отдельных случаях под напряжением до 6 тыс. вольт), артиллерийские позиции и опорные пункты — все это составляло заградительные полосы такого высокого инженерного уровня, какого не достигалось даже во время Второй мировой войны. Жизнь в приграничных районах площадью до 100 тыс. кв. км была по существу парализована. На минах подрывались мирные жители, гибли сотни голов скота.
Алжирскому государству и его армии самостоятельно решить про­блему разминирования оказалось не под силу. Алжирцы обратились к Западной Германии, Италии, Швейцарии, но получили либо отказ, либо с них запрашивали баснословные деньги. Так, одна из частных итальян­ских фирм за проведение саперных работ потребовала 2 млрд. фран­ков. В сентябре 1962 г. алжирское руководство обратилось с просьбой оказать содействие в уничтожении минных полей к Советскому прави­тельству, которое согласилось удовлетворить ее безвозмездно. Работа предстояла чрезвычайно трудная и опасная, в непривычных для наших людей условиях.
11 октября 1962 г. в Алжир направили первую группу из десяти офицеров-минеров. А 27 июля 1963 г. между двумя странами было подписано соглашение о безвозмездном проведении СССР размини­рования алжирской территории. К этому времени советские военно­служащие обезвредили и уничтожили уже более 20 тыс. мин, очисти­ли свыше 650 га пахотных земель. Особая трудность работы советских специалистов заключалась в том, что в их распоряжении не было спе­циальной инженерной техники — танков, тягачей, бульдозеров, раз­рыхлителей. Изготовленные на месте легкие тралы для борьбы с про­тивопехотными минами, специальные бороны для их выпахивания были недостаточно эффективными и не могли обеспечить надлежащую безо­пасность, тем более, что плотность минирования была чрезвычайно высокой. На 1 км французской зоны заграждений приходилось от 10 до 20 тыс. мин. Заграждения создавались на глубину 3—5 км и со­стояли из 5—6 полос проволочно-минных заборов-заграждений и так называемых «глубинных» минных полей без проволочных загражде­ний. Забор состоял из трех рядов металлических кольев с двадцатью нитями колючей проволоки. Земля внутри забора была буквально на­шпигована минами: на 10 м — несколько выпрыгивающих осколочных противодесантных мин, осветительная мина и до 50 пластмассовых противопехотных мин.
Стало ясно, что без самых современных механизированных средств разминирования не обойтись. Из Советского Союза стали поступать танковые тягачи, бульдозеры, специальные тралы, форсированно ком­плектовалась большая группа специалистов, необходимых для реше­ния задачи, поставленной правительством. Ее составили офицеры-ми­неры с большим опытом. В первый эшелон вошли В.Я. Пахомов, Ю.Н. Галкин, Л.А. Казьмин, М.А. Ломакин, И.Ф. Щерба и другие. Появи­лись первые раненые — от взрывов мин пострадали И.Ф. Щерба, поте­рявший зрение, и М.А. Ломакин.
К середине 1963 г. в Алжир прибыло более ста советских специа­листов. Старшим общей группы был назначен генерал-майор П.И. Фа­деев, накопивший опыт еще в Великой Отечественной войне. Группу на марокканской границе возглавил В.Я. Пахомов, группу на тунисской гра­нице — Л.А. Казьмин, его заместителем был А.Я. Павленко. Тяжелая, опасная, напряженная боевая работа продолжилась с новыми силами. Танки шли в огромных клубах огня и дыма, сотрясаемые непрерывными разрывами мин. В летние месяцы температура внутри танков достига­ла 60—70 градусов. Счет уничтоженных мин шел на тысячи, потом — на десятки тысяч. Случалось, что за один день минеры группы уничтожали до двух с половиной тысяч мин. Приобретался опыт, совершенствова­лись методы и способы ведения работ по разминированию. Люди ста­ли работать увереннее, на боевом счету каждого к осени 1963 г. было по 10—15 тысяч уничтоженных мин.
Несмотря на большой опыт, осторожность и надежду на «сапер­ское» везение, избежать потерь не удавалось. Были ранены подполков­ник Ю. Галкин, сержанты Жигалов и Толузаров. Последний, подлечив­шись, попросил оставить его в строю. Однажды, через три месяца, в декабре 1963 г. он вышел вместе с ефрейтором Н. Пяскорским на вы­полнение задания по контрольной проверке миноискателями протра­ленной ранее полосы. Они уже заканчивали работу, когда раздался страшный взрыв, в результате которого Виктор Толузаров получил тя­желое ранение, а Николай Пяскорский был смертельно ранен.
За время службы в Алжире минер Н. Пяскорский обнаружил и унич­тожил более 10 тысяч мин, в том числе свыше 300 крайне опасных выпрыгивающих осколочных мин. Он был посмертно награжден орде­ном Красного Знамени. Памяти героя учащиеся 341-й средней школы г. Москвы посвятили песню:

Из мирной России,
Далекой России
В дорогу собрался солдат.
Родные березы его проводили
И матери ласковый взгляд.

Алжирскую землю
Он трогал руками,
Он смерть извлекал из земли.
Но эхо войны пролетело полями
Последнее эхо войны...

Алжирскую землю
В прощальном объятьи
Солдат, умирая, прижал...
Запомните это,
Алжирские братья:
Здесь жизнь сын России отдал!

Пусть годы проходят,
Но в школе московской
Встает на линейку отряд:
Становится в строй
Вместе с ними Пяскорский —
Герой, комсомолец, солдат!

Воином-героем стал и младший сержант Виктор Прядко, который летом 1964 г. получил тяжелое ранение от взорвавшейся мины. В гос­питале ему ампутировали ногу.
С самого начала работы на земле Алжира советские саперы уделяли особое внимание подготовке специалистов по разминированию из офи­церов и солдат алжирской армии. Это было нелегкой задачей, в том числе и по причине языкового барьера. Зачастую приходилось использовать трой­ной перевод — с русского на французский, затем — на арабский.
Последние советские саперы покинули Алжир в июне 1965 года. За все время они обезвредили около 1,5 млн. мин, разминировали более 800 км минно-взрывных полос и очистили 120 тыс. га земли. Эту поис­тине титаническую работу алжирский народ расценил как проявление высшей гуманности и подлинного братства. Глава Алжирской респуб­лики Хуари Бумедьен по этому поводу заявил: «Мы имели возможность воочию убедиться в искренности сотрудничества, когда советские во­енные специалисты проявили подлинный героизм, очищая от мин ал­жирскую землю».
В 1964 г. большая группа саперов, работавших в АНДР, была удо­стоена советских правительственных наград.
Боевая работа советских воинов по разминированию явилась од­ной из наиболее ярких составляющих советско-алжирского сотрудни­чества в военной области.
Для завоевавшего свою независимость Алжира жизненно важное значение имел также вопрос создания боеспособных, оснащенных со­временными средствами ведения войны вооруженных сил, которые бы пришли на смену Армии национального освобождения, имевшей бога­тый, но специфический опыт партизанских боевых действий. Государ­ство нуждалось в регулярной армии. Однако АНДР не могла приобре­сти необходимое вооружение и технику, а также получить надежную помощь в организации, комплектовании и подготовке командных кад­ров у западных держав. И Алжир, естественно, обратился за такой по­мощью к надежному и проверенному союзнику — Советскому Союзу.
В 1965 г. Алжир посетила советская военная делегация высокого уровня. В переговорах делегации с алжирским руководством были под­тверждены и развиты практические вопросы сотрудничества. В даль­нейшем состоялись визиты министра обороны СССР, главкомов видов вооруженных сил и других ответственных военных руководителей в Ал­жир и визиты председателя Революционного совета, министра оборо­ны АНДР X. Бумедьена, генерального секретаря министерства нацио­нальной обороны АНДР, командующих видами вооруженных сил и других алжирских руководителей в Москву. В ходе их обсуждались и решались конкретные вопросы военного сотрудничества, уточнялись объемы и виды поставок вооружения для алжирской Национальной народной ар­мии и формы оказания ей советской военной помощи.
Советско-алжирское военное сотрудничество в 60—70-е годы ус­пешно развивалось по всем направлениям. Сотни алжирских офице­ров и специалистов прошли обучение в СССР в военных училищах и академиях, на специальных курсах. В конце 70-х годов АНДР распола­гала хорошо подготовленными и технически оснащенными вооружен­ными силами. 95 процентов их вооружения и техники было советского производства. Самое широкое содействие в обучении алжирских во­еннослужащих и в ознакомлении их с советским вооружением оказы­вали командированные в Алжир из СССР военные специалисты, кото­рые достойно выполняли свой интернациональный долг в различных учебных заведениях и войсковых частях на территории страны. В гар­низонах Арзева, Сиди-Бель-Абесса, Бешира, Орана советские специа­листы и советники помогали алжирскому командованию соединений и частей в организации боевой подготовки, повышении боевой готовно­сти, освоении советских образцов вооружения и техники.
В основных гарнизонах видов вооруженных сил — военно-морского флота в Мерс-эль-Кебире, сухопутных войск в Батие, военно-воздуш­ных сил в Уаргле — они оказывали содействие в обустройстве учебных центров, полигонов, школ, в разработке учений и тренировок. Важным звеном в подготовке алжирских командных кадров было преподавание высококвалифицированными советскими специалистами основных дис­циплин в училищах и Военной академии Алжира. Они фактически вы­ступали в роли наставников, помогали алжирским офицерам готовить лекции и практические занятия, участвовали в создании материальной базы училищ и академии.
Советские люди работали в сложных условиях. Порой приходилось преодолевать недоверие и подозрительность алжирских коллег, а также учитывать в работе и быту национальные и религиозные особенно­сти арабского народа, быть своего рода дипломатами и психологами.
Наибольшего развития советско-алжирское военное сотрудничест­во достигло в середине 70-х годов. Оно пошло на убыль после смерти X. Бумедьена в 1978 г., когда алжирские руководители перешли к поли­тике «диверсификации» военных связей, ориентации на страны Запада.
Однако вычеркнуть страницы боевого содружества из истории советского и алжирского народов нельзя. В Алжире сохраняется бла­годарная память о советских солдатах-саперах и военных специали­стах, пришедших на помощь молодой республике в трудное для нее время.
Высокую оценку миссии мира и дружбы советских саперов в Алжи­ре дал президент АНДР, генеральный секретарь партии Фронта нацио­нального освобождения Шаддули Бенжедид. «Нельзя забывать, — гово­рил он, — советских граждан, пожертвовавших жизнью ради того, чтобы извлечь из алжирской земли мины, оставленные колонизаторами, и вернуть ее к жизни и прогрессу; алжирский народ и правительство все­гда будут испытывать к ним глубокую признательность».