Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Боевые действия в Эфиопии

Война на Африканском Роге. Боевые действия в Эфиопии (1977-1979 гг.)
1977 год... Трудный и бурный третий год эфиопской революции. Свержение режима императора Хайле Селассие I, земельная реформа, демократические преобразования в обществе привели в движение всю страну.
Новой Эфиопии достались в наследство многие трудности и пробле­мы — крайняя нищета и отсталость, голод и болезни. В стране остро стоял национальный вопрос. Государственное единство Эфиопии под­рывалось действиями вооруженных сепаратистских сил на севере и вос­токе страны. В руководстве молодого государства шла яростная борьба за власть, сопровождавшаяся физическим устранением соперников.
В довершение этого летом 1977 г. перед эфиопской революцией встала новая опасность — вооруженная агрессия соседнего Сомали, предъявившего территориальные претензии на часть Эфиопии — пус­тыню Огаден.
В критические для революционной Эфиопии дни ее поддержали Советский Союз, Куба и другие социалистические страны. Тысячи со­ветских военнослужащих — генералов, офицеров, прапорщиков, кур­сантов, солдат — выполняли свой воинский долг в этой стране, помогая эфиопским вооруженным силам в отражении сомалийской агрессии и в нескончаемой многолетней борьбе с вооруженными отрядами сепара­тистов на севере страны — в Эритрее.
После серии крупномасштабных вооруженных провокаций на грани­це с Эфиопией 23 июля 1977 г. сомалийские войска вторглись в ее при­граничную провинцию Харэрге, основная часть которой представляет собой обширную пустыню Огаден. По данным эфиопской стороны, про­тивник стянул в этот район 12 механизированных бригад, 250 танков, 350 бронемашин, 600 артиллерийских орудий, до 40 боевых самолетов. Об­щая численность сил вторжения составила около 70 тыс. человек.
Официальный Могадишо отрицал факт участия своих регулярных вооруженных сил в агрессии против Эфиопии. События в Огадене были охарактеризованы как вооруженная борьба подпольного антиправитель­ственного движения в Эфиопии — Фронта освобождения западного Со­мали против центральной власти. По западным оценкам, численность этого «фронта» с мая по июль 1977 г. возросла с 5 до 50 тыс. человек.
Организовав вторжение в Огаден, руководство Сомали во главе с Спадом Барре учитывало благоприятные для своей акции факторы: Эфиопия занята решением внутренних социально-экономических про­блем; ее вооруженные силы ведут боевые действия в Эритрее против сепаратистов; военная помощь Аддис-Абебе со стороны США прекра­тилась, а со стороны СССР еще только разворачивалась; эфиопская армия приступила к реорганизации и перевооружению на советские системы оружия и боевой техники. Другими словами, к лету 1977 г. лидерам Сомали Эфиопия казалась слабым противником, не способ­ным оказать сопротивления их хорошо организованной, обученной и вооруженной армии.
Наступление сомалийских войск развивалось решительно и быст­ро, и они, не встречая сопротивления со стороны малочисленных эфи­опских гарнизонов в оазисах Огадена, заняли обширную территорию общей площадью 320 тыс. кв. км. Главные усилия сомалийцы сосредо­точили на овладении в Харэрге тремя важнейшими и наиболее крупны­ми населенными пунктами — Джиджигой, Дире-Дауа и Харэром.
Ожесточенные бои в августе разгорелись вокруг города Дире-Дауа. Сомалийские танки прорвались к окраинам города в районе аэропорта, однако эфиопские части отразили все атаки противника. Кровопролит­ные бои велись под Джиджигой. Несколькими механизированными бри­гадами сомалийские войска осадили город и, несмотря на мужество защитников, взяли его.
К октябрю 1977 г. линия фронта к востоку и югу от Харэра и Дире-Дауа несколько стабилизировалась. Теперь главные усилия сомалий­цы перенесли на участок фронта под Харэром. Овладение этим адми­нистративным, культурным и историческим центром восточной Эфиопии имело для Сомали не только сугубо военное, но и политическое значение. 22 и 23 ноября 1977 г. были предприняты наиболее решительные попытки овладеть городом, однако все они оказались безрезультатными.
В начале сентября 1977 г. Сиад Барре совершил визит в Москву, где пытался добиться нейтрального отношения СССР к своим акциям в Огадене и увеличения советских военных поставок. Москва, однако, не пошла навстречу просьбам сомалийского лидера.
Войдя в конфронтацию с Советским Союзом, руководство Сомали переориентировалось на ряд мусульманских государств (Египет, Паки­стан, Иран, Саудовскую Аравию) и США. Не случайно уже в ноябре 1977 г. из Сомали в трехдневный срок были высланы 2 тыс. советских военных советников и в 24-часовой срок— все кубинские специалисты. Вслед за этим последовал разрыв дипломатических отношений Сома­ли с Кубой.
В результате событий июля — сентября в Огадене Эфиопия — как жертва агрессии — приобрела в лице СССР надежного союзника. В Аддис-Абебу из Советского Союза по морю и воздуху широким пото­ком стали поступать военные грузы. Силами военно-транспортной авиа­ции СССР был создан воздушный мост с Эфиопией. Всего, по запад­ным оценкам, были задействованы 225 самолетов, в основном Ан-22, которые перебросили туда технику и вооружение на общую сумму 1 млрд. долл. Боевая техника и вооружение из СССР поступали также в порт Асэб и своим ходом или на трейлерах направлялись в централь­ные и восточные районы страны.
Большими партиями доставлялись танки Т-54 и Т-55, артиллерий­ские системы, включая 130-мм пушки, средства ПВО, истребители МиГ-21 и МиГ-23, стрелковое оружие и автомобильная техника.Воо­ружение и снаряжение для эфиопской армии начали поставлять также ГДР (дизельные грузовики «ИФА»), Чехословакия (стрелковое оружие), Южный Йемен (танки Т-34, реактивные системы залпового огня БМ-21 «Град» с расчетами), КНДР (обмундирование). Определенную помощь и поддержку Эфиопия получала также от Ливии, от Организа­ции освобождения Палестины. Появились даже сообщения о готовно­сти воевать на стороне своего традиционного союзника — Эфиопии — израильских летчиков.
Советские военные советники и специалисты, численность которых в Эфиопии постепенно возрастала, приняли активное участие в созда­нии и обучении ее армии. Они работали в наиболее опасных районах страны и в очень сложных условиях, оказавшись в двусмысленном по­ложении, так как военные советники из Советского Союза работали одновременно в вооруженных силах двух воюющих стран — Эфиопии и Сомали. Такое положение продолжалось до ноября 1977 года. При ре­шении конкретных вопросов порой возникали трудности взаимопони­мания со старшим командным составом эфиопской армии — выходцев из зажиточной среды, выпускников престижных военных академий США, Франции, Великобритании.
Готовить специалистов даже для танковых и артиллерийских частей приходилось из числа неграмотных новобранцев — сельских жителей. Однако усилиями советских советников и специалистов в кратчайшие сроки эта задача была выполнена: ставшие боеспособными части эфи­опской армии успешно вступили в бой с противником.
Осенью 1977 г. в Аддис-Абебу была направлена группа генералов и офицеров от управлений Генерального штаба и видов Вооруженных Сил СССР. Группу возглавлял первый заместитель Главнокомандующего сухопутными войсками генерал армии В.И. Петров. В ее состав входи­ли генерал-майоры Е. Алещенко и П. Голицын, генерал-лейтенант авиа­ции Г. Дольников и другие. 18 ноября состоялась их встреча с эфиоп­ским руководством, после чего началась практическая работа в войсках. Задача советских экспертов заключалась в оказании непосредствен­ной помощи вооруженным силам Эфиопии в организации планирова­ния и подготовки наступательных операций против сомалийских войск. Группа занималась также вопросами поставок вооружения, военной тех­ники и снаряжения из Советского Союза.
Особую роль в деле повышения боеспособности эфиопских воору­женных сил сыграла Куба, не только предоставившая Эфиопии матери­альную помощь, но и направившая в эту страну своих лучших военных советников и регулярные части с полным штатным вооружением. По сообщениям Госдепартамента США, численность кубинских военных советников в Эфиопии возросла с мая по июль 1977 г. с 50 чел. до 3 тысяч.
22 января 1978 г. сомалийские войска предприняли решительное наступление с целью овладения Харэром. Главный удар наносился со стороны населенного пункта Комболча силами нескольких пехотных бригад при поддержке танков и артиллерии. Противник был остановлен всего в 500 м от автомобильной трассы, связывающей Харэр с Дире-Дауа. Вместе с эфиопскими регулярными войсками и народной мили­цией в боях сражались кубинские части.
Развернувшееся 23—27 января 1978 г. эфиопское контрнаступле­ние позволило отбросить противника на несколько десятков километ­ров, освободить многие населенные пункты. Сомалийцы потеряли 3 тыс. чел., 15 танков, значительное количество другой боевой техники и воо­ружения. Этот успех был воспринят в Эфиопии как «поворотный мо­мент» всей войны.
Продолжая наступление в направлении Джиджиги, эфиопские вой­ска столкнулись с ожесточенным сопротивлением сомалийцев, закре­пившихся на двух ведущих к городу проходах в горах — Марда и Шебе-ле. В соответствии с выработанным советскими военными советниками планом операции 10-я пехотная дивизия эфиопской армии перешла горные хребты, обойдя проход Марда, и вышла к Джиджиге.
1 марта сомалийские войска нанесли контрудар силами пехоты, танков и артиллерии, но потерпели неудачу. 3 марта их повторная по­пытка контратаковать также завершилась провалом. В результате ре­шительных действий эфиопских и кубинских войск 4 марта сомалийцы начали беспорядочный отход из Джиджиги, и на следующий день город был взят наступающими. Всего под Джиджигой были разгромлены три сомалийские бригады общей численностью 6 тыс. человек.
В успех эфиопских войск значительный вклад внесли советские военные советники и специалисты. Они принимали участие в подготов­ке операций, оказывали помощь эфиопским командирам в организа­ции боя. Во время боевых действий они находились на фронте, часто в боевых порядках частей. К примеру, под Харэром, когда кубинская бри­гада остановилась ввиду того, что впереди находится минное поле, один из советских генералов сел в БТР и повел за собой бригаду в обход. Инициативно действовали советские военные представители и в дру­гих критических ситуациях на фронте.
Сразу после падения Джиджиги Сиад Барре созвал заседание ЦК Сомалийской революционной социалистической партии, на котором было принято решение вывести сомалийские войска из Эфиопии, чтобы не допустить их полного уничтожения. 15 марта правительство Сомали объ­явило о полном выводе своих войск из Эфиопии. В результате успеш­ных действий эфиопских войск уже к 16 марта вся территория Огадена, оккупированная сомалийцами, была освобождена.
Изгнание регулярных вооруженных сил Сомали из Огадена означа­ло окончание сомалийско-эфиопской войны. Оставшиеся боевые орга­низации Фронта освобождения Западного Сомали не прекратили со­противления и перешли к партизанским методам борьбы. Но ни по своей численности, ни по количеству и составу вооружения оппозиционные силы в Восточной Эфиопии уже не представляли существенной опас­ности для Аддис-Абебы.
Однако с окончанием боевых действий мир в Эфиопию не пришел. В северной части страны — Эритрее — продолжалась партизанская война нескольких сепаратистских «фронтов» и движений против центральной власти Эфиопии. Высвободившиеся в районе Огадена эфиопские вой­ска и большинство советских военных советников и специалистов были переброшены на север для участия в операциях по борьбе с сепарати­стами. СССР и Куба по-прежнему оказывали Эфиопии крупномасштаб­ную военную помощь.
Советский Союз старался содействовать решению эритрейской проблемы и политическими средствами. Так, в июне 1978 г. главу организации Фронта освобождения Эритреи пригласили в Москву. Ему предложили создать в районе Красного моря федерацию африкан­ских государств, но этот проект реализован не был.
В ноябре 1978 г. в ходе визита в Москву председателя Временного военного административного совета и Совета министров Эфиопии Мен-гисту Хайле Мариама был подписан Договор о дружбе и сотрудничест­ве между СССР и социалистической Эфиопией. В статье 10 этого дого­вора прямо говорилось, что «в интересах обеспечения обороноспособ­ности Высоких Договаривающихся Сторон они будут продолжать сотрудничество в военной области».
В 1979 г. СССР продолжал оказывать значительную военную по­мощь и поддержку эфиопской армии, которая в этот период вела ин­тенсивные боевые действия в Эритрее. Однако партизанская борьба сепаратистских «фронтов», втянувшая в вооруженный конфликт почти все население Эритреи, привела лишь к затяжному кровопролитию.
Учитывая создавшиеся условия, Советский Союз официально зая­вил, что участие во внутренних конфликтах не входит в сферу деятельности советских военных советников и специалистов, и отозвал их из Эфиопии. По некоторым данным, за период участия в боевых действи­ях с декабря 1977 г. по ноябрь 1979 г. в стране побывало несколько тысяч советских военных советников и специалистов. При исполнении служебных обязанностей, в результате авиакатастроф погибло 23 че­ловека, четверо умерли от ран и болезней, шесть человек пропали без вести.
Активное участие в сомалийско-эфиопский конфликте не принесло СССР особых политических дивидендов: он потерял одного союзника — Сомали и приобрел другого — Эфиопию. США временно были вытесне­ны с Африканского Рога, что, однако, позволило им избежать серьез­ных материальных потерь в связи с войной в Огадене. Активная роль в сомалииско-эфиопском конфликте осложнила советско-американские отношения, негативно отразившись в то время на процессе разрядки напряженности в мире в целом.