Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Вооруженные конфликты Египта с Израилем (1967-1974)

Вооруженные конфликты Египта с Израилем (1967-1974 гг.)
Советское военное присутствие в Египте в конце 60-х — начале 70-х годов сыграло большую роль в борьбе за независимость египетского народа и народов других арабских стран.
В мае 1967 г., после того как Гамаль Абдель Насер потребовал вывести войска ООН с линии перемирия с Израилем и ввода на эти позиции египетских войск, Ближний Восток оказался на грани очеред­ного кризиса.
Как арабские государства, так и Израиль продолжительное время готовились к войне. Политики и военные эксперты, анализируя ситуа­цию в столицах конфликтующих государств, к началу июня были увере­ны, что столкновения не миновать.
О готовящейся войне знало и руководство СССР. Однако эвакуа­цию многочисленного гражданского персонала (включая семьи совет­ских военных специалистов) решили не проводить, чтобы, как разъяс­няли из Центра, не создавать паники и не провоцировать обострения обстановки. По оценкам обозревателей, в случае начала боевых дейст­вий военные потенциалы сторон практически были равны. Хотя в дей­ствительности по общему соотношению сил и средств арабы превосхо­дили израильтян: по личному составу — в 1,8 раза, по танкам — в 1,7 раза, по артиллерии — в 2,6 раза, по боевым самолетам — в 1,4 раза. Накануне войны только вооруженные силы Египта насчитыва­ли около 300 тыс. чел., в их распоряжении имелось 1200 танков, до 500 боевых самолетов и около 90 боевых кораблей, почти все — советского производства.
На Синае и в зоне Суэцкого канала была развернута наиболее силь­ная группировка египетских войск. Она включала четыре мотопехотные и две танковые дивизии, пять отдельных пехотных и мотопехотных бри­гад 1-й полевой армии, а также несколько бригад обеспечения (всего 17). Личный состав насчитывал 90 тыс. чел., на вооружении которых находилось 900 танков и самоходных установок, до 1000 стволов ар­тиллерии, 284 самолета.
Сирийские военные части в районе Голанских высот (шесть пехот­ных, одна мотопехотная и две танковые бригады — 53 тыс. чел.) зани­мали оборону в полосе до 70 км по фронту и 50 км в глубину. Они имели на вооружении 340 танков и самоходных установок, до 360 ство­лов артиллерии, 106 боевых самолетов советского производства.
Что касается иорданских войск, которые должны были действовать в тесной координации с сирийскими подразделениями, то на западном берегу реки Иордан находилось менее половины определенных изна­чально сил и средств. Остальные, находясь в мобилизационной готовно­сти, располагались на удалении 100—150 км от границы. Всего для «борь­бы с Израилем» было сформировано 12 бригад (55 тыс. чел.), выделено 290 танков и самоходных установок, до 450 единиц артиллерии, 30 бое­вых самолетов (в основном английского и французского производства).
Израиль создал следующие ударные группировки войск: синайское направление (Южный фронт) — 8 бригад, 600 танков и 220 боевых са­молетов, личный состав — 70 тыс. чел.; дамасское направление (Се­верный фронт) — 5 бригад, около 100 танков, 330 единиц артиллерии, до 70 боевых самолетов, личный состав — около 50 тыс. чел.; амман­ское направление (Центральный фронт) — 7 бригад, 220 танков и само­ходных установок, до 400 стволов артиллерии, 25 боевых самолетов, 35 тыс. чел. личного состава.
Арабы планировали начать наступление первыми, однако в связи с некоторыми разногласиями среди руководства сроки начала «реши­тельных действий» пришлось перенести на более позднее время. На­ступательные группировки перешли к обороне занимаемых районов, поспешно возводя инженерные сооружения из довольно скудных под­ручных средств. Этим незамедлительно воспользовался Израиль.
Его командование, опасаясь согласованных наступательных дейст­вий превосходящих сил противника с трех направлений, решило раз­громить армии тройственной коалиции поодиночке, прежде чем те окон­чательно согласуют план совместных операций. В 8 час.30 мин. 5 июня 80 израильских самолетов группами пересекли египетскую границу,
Вооруженные конфликты Египта с Израилем начали наносить массированные удары по основным авиационным ба­зам и аэродромам Египта, радиотехническим постам ПВО, позициям ЗРК и мостам через Суэцкий канал. Несколько часов спустя во втором массированном авиационном ударе приняло участие уже 120 израиль­ских боевых самолетов. Вслед за этим бронетанковые силы, заранее подтянутые к границе, пересекли «линию перемирия» и двинулись по Синайскому полуострову в сторону Суэцкого канала и Тиранского про­лива. Чуть позже аналогичные действия были предприняты против Си­рии. В результате воздушной операции израильской авиации удалось уничтожить на аэродромах и в воздушных боях около 270 египетских и сирийских самолетов и вывести из строя 9 аэродромов.
Вот что вспоминает непосредственный очевидец этих событий, то­гдашний военный атташе при посольстве СССР в Египте С.Тарасенко: «Практически через час мы уже знали, что происходит. В посольство прибыла группа советских специалистов, работавших на крупнейшей египетской базе «Кайро-Уэст». Их внешний вид — порванная и грязная одежда, осунувшиеся лица — говорил сам за себя. На вопрос, что слу­чилось, старший офицер коротко бросил: «У Египта больше нет ВВС, базы «Кайро-Уэст» тоже нет». Нашим ребятам повезло, они как раз подъезжали к базе, когда накатилась первая волна израильских «Мира­жей». Люди успели выскочить из автобуса и залечь в прилегающих к дороге канавах... После первого налета на базе уцелело с десяток са­молетов и их можно было поднять в воздух с рулежных дорожек, но этого не было сделано. Вторым налетом дело было довершено».
В ходе войны, длившейся всего шесть дней — с 5 по 10 июня 1967 г., израильские войска не только нанесли серьезное поражение Египту, Сирии, Иордании и палестинским вооруженным формированиям, но и оккупировали Синайский полуостров, сектор Газа, Голанские высоты и Западный берег реки Иордан общей площадью 68,5 тыс. кв. км. Араб­ские потери, по данным Британского института стратегических иссле­дований, составили: 40 тыс. чел. убитыми, ранеными и пленными, око­ло 900 танков, более 1000 стволов артиллерии, более 400 боевых самолетов. Наибольшие потери понес Египет — 80 процентов от всего имевшегося у него военного снаряжения и боевой техники. Только на Синайском полуострове в результате эффективного применения изра­ильтянами бригадных тактических групп египтяне потеряли около 17 тыс. чел. личного состава и 709 танков, из которых 100 были захвачены в полной исправности и с неизрасходованным боекомплектом и около 200 — с незначительными повреждениями. Безвозвратные потери Египта составили 11,5 тыс. чел., в плен попало 5,5 тыс. египетских военнослу­жащих. Потери Сирии — 50 самолетов и 50 танков, Иордании — более 20 самолетов и 150 танков, Ирака — 2 самолета, не считая 18 самоле­тов, поврежденных на аэродромах.
Израильские потери во время войны 1967 г. составили: около 800 чел. убитыми, 700 чел. ранеными, около 100 танков и 48 боевых само­летов.
В ходе этой войны Советский Союз направил к берегам Египта опе­ративную эскадру ВМФ из состава Черноморского флота: один крей­сер, 9 эсминцев, 3 подводные лодки. Вскоре к ней присоединилась группа кораблей и подводных лодок из состава Северного флота. Эс­кадра увеличилась до 40 боевых единиц, в том числе пришло 10 под­водных лодок. Корабли находились в боевой готовности с 1 по 31 июня 1967 г. и базировались в египетском порту Порт-Саид. Им противо­стояли корабли 6-го флота США — два авианосца («Америка» и «Сара-тога»), два крейсера, четыре фрегата, 10 эсминцев, несколько подвод­ных лодок. Эти силы в случае обострения обстановки могли быть усилены войсками Великобритании.
10 июня 1967 г. СССР разорвал дипломатические отношения с Из­раилем и по прямой линии связи с Вашингтоном довел до мировой общественности, что если Израиль не прекратит боевых действий, то Советский Союз не остановится перед принятием мер военного харак­тера. В тот же день израильские войска огонь прекратили.
Через несколько дней после окончания войны из СССР начались массированные переброски оружия, снаряжения и инструкторов в Египет и Сирию. Была выделена чрезвычайная экономическая по­мощь. Уже 14 июня в Египет прибыла эскадрилья бомбардировщи­ков Ту-16. Вслед за ней по воздушному мосту в ОАР стала перебра­сываться советская военная техника и оружие. Только в октябре 1967 г. в Египет было доставлено: 100 истребителей МиГ-21, 50 — МиГ-19, 60 — Су-7 и 20 бомбардировщиков Ил-28. Вскоре Насер признал, что благодаря советской помощи Египту удалось восстано­вить свою оборонную мощь.
Война 1967 г. сыграла роль своеобразного катализатора в араб­ском общественном мнении: ее восприняли как «агрессию Израиля в сговоре с США», что в значительной степени усилило антизападные настроения в этом регионе. В июле 1968 г. произошел новый баасист-ский (от партии Баас) переворот в Ираке, в мае 1969 г. — леворади­кальный переворот в Судане, а 1 сентября 1969 г. — военный перево­рот в Ливии.
Испытанное национальное унижение за поражение в июньской кам­пании толкало египетского и сирийского руководителей на периодиче­ские антиизраильские демарши. В это время Каир принимает решение на ведение «военных действий малой интенсивности», и уже в марте 1969 г. египтяне начали так называемую «войну на истощение». Она включала, в частности, артиллерийские перестрелки, воздушные бои, рейсы коммандос через Суэцкий канал.
Однако в конце 1969 г. ситуация в регионе резко изменилась, и явно не в пользу Египта. Израиль, опираясь на более высокую боеспособность своей армии и более совершенную военную организацию, а также на по­лученные от США новые истребители-бомбардировщики F-4 перенес «войну на истощение» в глубь Египта. Объектами налетов стали не только воен­ные, но и гражданские цели. Искусно используя равнинный характер мест­ности, израильские самолеты летали на исключительно малых высотах, и египетские средства ПВО были не в состоянии отразить рейды вражеской авиации. На вооружении египетской армии имелись лишь зенитная артил­лерия и устаревшие советские ЗРК ПВО С-75, предназначенные для стрель­бы по высотным целям. Они не могли сбивать израильские «Фантомы», которые атаковали арабские позиции с высоты 50—70 м. Нередко изра­ильские самолеты проносились над самыми крышами Каира, напоминая о том, «кто в регионе хозяин».
Все это в комплексе настолько обострило обстановку в Египте, что президент Насер вынужден был обратиться к Москве с просьбой о соз­дании «эффективного ракетного щита» против израильской авиации и посылке в Египет регулярных советских частей противовоздушной обо­роны и авиации. Содержание просьбы намного превосходило все преж­ние обязательства СССР, поэтому решение о ее удовлетворении при­нималось на заседании Политбюро ЦК КПСС.
Некоторую дискуссию в Политбюро вызвали лишь технические де­тали предстоящей акции. Насер настаивал, чтобы ввод советских войск в Египет произошел открыто. В Москве предпочитали эту акцию не афишировать: в крайнем случае миру можно объяснить, что войска состоят исключительно из добровольцев. А в египетской печати сооб­щалось про такие возражения Л.И. Брежнева: «Нам никто не поверит, что у нас нашлось столько добровольцев воевать в чужой стране». В конечном итоге все сошлись на том, что акция должна пройти «без огласки».
Вскоре египетский президент снова обратился к советскому руко­водству с просьбой оказать прямую военную помощь стране, не являю­щейся участницей Организации Варшавского договора. Если послед­нее обстоятельство смущает русских, говорил Насер, то Египет готов вступить в Варшавский Договор «хоть завтра» (из воспоминаний совет­ского посла в Египте В. Виноградова).
Эпизодические воздушные схватки между египетскими и израиль­скими летчиками в районе Суэцкого канала начались весной 1968 года. Со стороны Израиля в воздушных боях участвовали самолеты «Мираж», со стороны Египта — МиГи-21. Однако вскоре, после нескольких серь­езных потерь, израильтяне взяли передышку. Оперативную паузу они использовали для более тщательной подготовки к воздушным боям с учетом американского опыта во Вьетнаме.
В конце 1969 г. Израиль приступил к осуществлению плана опера­ции «Хордос» с целью уничтожения 18 военно-стратегических объектов Египта. Предварительно ВВС Израиля совершили более 300 разведы­вательных полетов, в ходе которых выявили египетские зоны ПВО. По­сле их сравнительно легкого подавления израильская авиация получи­ла возможность беспрепятственно наносить ракетно-бомбовые удары по центральным египетским районам и пригородам Каира. При этом она разрушила символ советско-египетской дружбы — металлургиче­ский комбинат в Хелуане, где погибло 80 человек.
Именно в этот критический период, 9 января 1970 г., с одного из подмосковных военных аэродромов поднялись в воздух и взяли курс на Каир два самолет Ил-18 с оперативной группой МО СССР. Ее возгла­вил главнокомандующий войсками ПВО страны Маршал Советского Союза П.Ф. Батицкий. Группе надлежало в срочном порядке подготовить места дислокации для советских воинских частей. Для отправки в Египет отобрали 32 тыс. советских солдат и офицеров, преимущест­венно из частей и подразделений ПВО. В соответствии со специальным соглашением советские войска направлялись в Египет только для за­щиты его воздушного пространства. В одном из приказов тогдашнего министра обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко отме­чалось: «В поход за Суэцкий канал, если его вдруг перейдут египтяне, не ходить ни в коем случае».
5 и 8 марта 1970 г. в порт Александрия на теплоходах «Роза Люк­сембург» и «Георгий Чичерин» прибыли первые подразделения ограни­ченного контингента советских войск ПВО. Зенитно-ракетными частями командовал генерал-майор П.Г. Смирнов, а полками истребительной авиации — генерал-майор авиации Г.У. Дольников.
При перевозке войск морем из города Николаева соблюдались все меры секретности. Офицеры, солдаты и сержанты сдавали личные доку­менты, переодевались в гражданскую одежду, а по прибытии в Алексан­дрию — в форму египетской армии. Погрузка и разгрузка личного соста­ва и боевой техники, а также все марши для занятия стартовых позиций ЗРК проходили только ночью. В светлое время суток войска находились в так называемых «отстойниках», строго соблюдая маскировку.
Однако несмотря на принятые меры, уже через несколько дней в западной печати появились сведения о «советском присутствии в Егип­те», включая точные координаты новых позиций ЗРК. Израильское ра­дио сразу стало вести передачи на русском языке «специально для советских воинов». По оценкам американских экспертов, в первых чис­лах марта 1970 г. в Египет прибыло 1500 советских военнослужащих с зенитно-ракетными комплексами и 150—200 летчиков истребительной авиации. К концу года количество личного состава увеличилось до 15— 20 тыс. человек. С египетских аэродромов начали работать советские противолодочные самолеты Ил-38 и самолеты Ан-12, совершавшие разведывательные полеты.
Всего в районах Каира, Александрии, Асуана, в зоне канала и дру­гих местах был развернут 21 советский зенитно-ракетный дивизион с новейшим по тем временам вооружением. Кроме того, на военных аэ­родромах близ Каира, Александрии и Асуана базировались два полка самолетов-перехватчиков МиГ-21. Советские войска составили глав­ную силу в отражении ожесточенных израильских авианалетов на Еги­пет, которые возобновились летом 1970 года.
Впервые советские летчики вступили в воздушные бои 30 июля 1970 г. южнее Суэца. В первом из них 12 истребителей МиГ-21 встре­тились с 12 израильскими истребителями «Мираж» и восемью штурмо­виками F-4. В итоге 4 самолета МиГ-21 были сбиты, несколько летчи­ков погибли. Сказалось отсутствие опыта и применение традиционной тактики воздушного боя. В дальнейшем такие неудачи не повторялись. Советские летчики освоили перехват штурмовиков и истребителей про­тивника. При этом (как в Корее и Вьетнаме) успешными оказались ме­тоды борьбы с израильской авиацией — из засад с передовых аэродро­мов, с использованием нетрадиционных способов ведения боевых действий. В конечном итоге летчики освоили навыки группового манев­ренного воздушного боя (как правило, в составе звена).
Надо отметить, что с прибытием советских частей в Египет резко возросло количество целевых налетов израильтян на средства ПВО, прикрывавшие крупнейшие египетские города и Асуанскую плотину, где также находились советские военнослужащие. Всего же за период раз­вертывания и занятия боевых порядков зенитно-ракетными дивизиона­ми (с марта по август) израильская авиация совершила около 6 тыс. налетов, при этом более 40 процентов из них — непосредственно для ударов по средствам ПВО.
С 1970 г. на вооружение зенитно-ракетных войск Египта из Совет­ского Союза начали поступать ЗРК С-125, ЗРК «Квадрат» и ПЗРК «Стре-ла-2». Они применялись совместно с ЗРК С-125, поставленными Египту незадолго до этого. Увеличилось и количество зенитной артиллерии, в том числе и за счет поставок ЗСУ-23-4 «Шилка».
Личному составу ракетных дивизионов приходилось вести боевые действия в специфической для себя обстановке — в многодневных ожи­даниях воздушного противника, находившегося на пятиминутном под­летном удалении, в условиях, когда в некоторые дни операторы обна­руживали и вели до двухсот воздушных целей. Советские солдаты и офицеры испытывали и немалую психологическую нагрузку, ведь они находились в чужой стране, на чужой войне, в чужой форме, без доку­ментов и знаков различия. Положение усугублял непривычный, тяже­лый климат: песчаные бури, изнуряющая жара, низкая влажность.
Тем не менее боевая работа продолжалась. 30 июня дивизион под командованием капитана В.П. Маляуки сбил первый израильский «Фантом», за что командир был награжден орденом Красного Знамени. А через несколько дней, 5 июля, пылающим факелом врезался в египет­скую землю второй «Фантом», сбитый дивизионом С.К. Завесницкого.
Образец стойкости и воинской доблести показал личный состав ди­визиона под командованием подполковника В.М. Толоконникова. 18 июля на советскую зенитно-ракетную группировку осуществили на­лет двадцать четыре «Фантома» (6 групп по 4 истребителя в каждой). В ходе ожесточенного боя ракетчики уничтожили два самолета против­ника и подбили один. Израильтянам удалось вывести из строя антен­ный пост — «глаза дивизиона». Лейтенант Сергей Сумин не растерялся в этой ситуации и, вскочив на открытую площадку, стал давать голосом координаты приближающихся целей. Однако в результате прямого по­падания снаряда в пусковую установку в момент ее перезаряжания и взрыва ракеты Сергей Сумин погиб. Погиб и весь пусковой расчет: братья Иван и Николай Довганюки, Н. Дибижа, И. Наку, А. Мамедов, А. Забуга, Е. Диденко.
Тела героев были отправлены на Родину — на Украину, в Молда­вию, в Азербайджан, в Белоруссию. Товарищам, погибшим 18 июля 1970 г., посвящена написанная однополчанами песня:

Жара стояла днем и ночью,
Со лба струился пот ручьем..
Антенны шарят по эфиру:
Найти — задача, сбить огнем!

«Фантомы» падали в пустыню,
И рвался к небу черный столб...
Стоят здесь русские ребята,
И враг от смерти не уйдет!

Никто не бросит поле боя,
Услышав УРСов злобный вой,
В районе города Сайда,
В пустыне знойной и сухой.

Земля стонала от разрывов
И засыпала все песком,
А с неба сыпались снаряды —
Как сильный ливень под Орлом.

Но только, сжав штурвал покрепче,
Мальчишка шел в тот смертный бой
В районе города Сайда,
В пустыне грозной и сухой.

Мне часто снятся те ребята,
Друзья, погибшие в бою.
Отдавших честно жизнь солдата -
Их не увидите в строю...

Мы помним их и не забудем,
Как не забудем смертный бой,
Где нам пришлось, двадцатилетним,
Пройти крещение войной!

Высокое мастерство и мужество при отражении налетов вражеской авиации проявили дивизионы, которыми командовали подполковники К.И. Попов и Н.М. Кутынцев. Позже им было присвоено звание Героев Советского Союза.
Вскоре после того, как советские ракетные дивизионы уничтожили сразу 12 израильских боевых самолетов, было установлено перемирие (7 августа 1970 г.) и «война на истощение» пошла на убыль.
Всего с 20 июля 1969 г. по начало августа 1970 г. было сбито 94 израильских самолета, что равнялось примерно 50 процентов от имев­шегося в Израиле парка боевых машин. С 4 августа советские военно­служащие никаких боевых действий не вели, что было связано с нача­лом египетско-израильских консультаций. Советские воины-зенитчики занимались в основном обслуживанием боевой техники и обучением египетских солдат и офицеров. В марте 1971 г. первая группа совет­ских специалистов была заменена вновь прибывшими из СССР военно­служащими.
В тот же период (а именно сразу после смерти Гамаля Абдель На­сера 28 сентября 1970 г.) началось постепенное ухудшение советско-египетских отношений, хотя на первых порах новый египетский прези­дент Анвар Садат стремился действовать так же, как и его предшест­венник, и после нескольких официальных визитов в Москву даже подписал 15 мая 1971 г. договор о дружбе и сотрудничестве с СССР. Между тем уже в июле следующего года он объявил о выводе из страны 15 тыс. советских военных специалистов с передачей египетской стороне всего оружия и военной техники, которые использовались не­посредственно советскими военнослужащими.
Вместе с тем военные поставки шли в необходимых размерах, про­должалось экономическое сотрудничество. С декабря 1972 г. по июнь 1973 г. Египет получил значительное количество советского оружия.
Однако мир на Ближнем Востоке просуществовал недолго. Реше­ние начать войну против Израиля было принято А. Садатом и президен­том Сирии X. Асадом уже летом 1973 года. Египетские и сирийские вооруженные силы, казалось, извлекли уроки из поражения 1967 г., восстановили с советской помощью свою боевую мощь, их моральное состояние заметно повысилось, и можно было надеяться на ограничен­ный военный успех. Руководители Египта и Сирии, конечно, понимали, что США не допустят тотального военного разгрома Израиля. Но, как и прежде, они возлагали надежду на то, что в случае неудачи Советский Союз не допустит полного поражения своих союзников.
6 октября 1973 г. в 3 часа дня по израильским позициям на Синае и Голанских высотах были нанесены удары с воздуха. Египетские войска переправились через Суэцкий канал и закрепились на его восточном берегу, продвинувшись за трое суток вглубь на 15—30 км. Сирийцы начали наступление на Голанах, в течение двух дней освободили их значительную часть с главным городом Эль-Кунейтра. Боевые дейст­вия проводились в виде фронтовых наступательных операций. Произош­ли крупные танковые сражения, в которых принимали участие сотни танков, бронемашин, десятки самолетов. Широкое применение полу­чили ПТУРСы и зенитные ракеты различных типов. Очередная арабо-израильская война стала реальностью.
На первых порах основные военные усилия Израиль направил на северный фронт. Сочетая маневренные и позиционные действия, ему удалось уничтожить почти все сирийские танки и развернуть контрна­ступление на Дамаск. Сирийские части и подошедшие к ним на помощь подразделения иракских и иорданских вооруженных сил вынуждены были отступить на вторую линию обороны. Однако Израилю не удалось уста­новить господство в воздухе, так как в Сирии с советской помощью была оперативно развернута современная система ПВО, за пультами управления которой нередко находились советские офицеры. Кроме того, сирийские летчики-истребители накануне войны прошли специ­альную подготовку под руководством пакистанских инструкторов: они достаточно хорошо освоили технику пилотирования МиГ-21 на режимах полета, близких к критическому (что категорически запрещалось совет­скими нормами безопасности полетов), обучились многим приемам ведения одиночного и парного боя, которыми владели противники — израильские пилоты.
Надо признать, что все участники войны несли ощутимые потери. За неделю боев, к примеру, было уничтожено около 300 арабских и чуть меньше 100 израильских самолетов и вертолетов. Израиль лишил­ся более трети своих танков, около 2 тыс. единиц бронетехники недос­читалась арабская сторона. Некоторых видов боеприпасов оставалось лишь на несколько дней. В этой ситуации после настоятельного призы­ва о помощи США начали массированную переброску оружия Израилю. То же самое чуть раньше сделал и СССР, оказав необходимую под­держку Египту и Сирии.
Через четыре дня после начала военных действий советские само­леты Ан-12 и Ан-22 начали совершать регулярные рейсы в Дамаск и Каир. За короткое время было сделано около 900 вылетов. На борту самолетов находились необходимые боеприпасы и военная техника. Однако основное количество грузов шло морем, а потому они стали прибывать к месту назначения лишь к концу войны.
СССР развернул в Восточном Средиземноморье значительный флот, численность которого к концу октября достигла 96 единиц, включая 34 боевых корабля и 23 подводные лодки. Это предпринималось с целью предупреждения возможных попыток Израиля сорвать советские по­ставки. Израильские катера потопили в Латакии только один советский сухогруз. На Западе усиление советской Средиземноморской эскадры рассматривалось как признак того, что она может быть использована для поддержки советских регулярных войск, если они будут направле­ны в район конфликта. В принципе, такая возможность не исключалась.
Когда перед израильскими танковыми колоннами открылся прямой путь на египетскую столицу, в стране началась паника. Садат, поддер­живая постоянную связь с советским посольством, обратился к СССР и США с просьбой совместно или раздельно прислать воинские контин-генты в Египет, чтобы остановить наступление израильтян. Советская сторона снова пошла навстречу Садату- Было заявлено, что если аме­риканцы откажутся от совместной акции, то мы будем действовать сами.
С 20 по 22 октября в Москве находился госсекретарь США Г. Кис­синджер. В результате интенсивных переговоров был выработан про­ект резолюции по ближневосточному вопросу, которую 23 октября при­нял Совет Безопасности ООН. Она предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий с остановкой войск на за­нимаемых ими на 22 октября позициях. Сторонам предлагалось начать переговоры с целью вывода израильских войск со всех захваченных с 1967 г. территорий. Египет и Сирия поддержали резолюцию.
Однако начать войну оказалось гораздо легче, чем закончить. Толь­ко 18 января 1974 г. на 101-м километре шоссе Каир — Суэц, в присут­ствии американской делегации, египетские представители подписали с израильтянами соглашение о разъединении войск. Израиль отводил свои войска на 32 км от Суэцкого канала. 31 мая аналогичное соглаше­ние, но уже при посредничестве СССР и США, подписали Израиль и Сирия. Сирии возвращалась часть Голанских высот с Кунейтрой на ус­ловиях демилитаризации и размещения здесь войск ООН.
17 сентября 1978 г. Израиль и Египет при участии США подписали Кэмп-Дэвидские соглашения. 26 марта следующего года в Вашингтоне был заключен мирный договор между двумя странами. Начался вывод израильских войск с Синайского полуострова, который завершился в апреле 1982 года.
Что же касается участия в этих событиях Советского Союза, то он продемонстрировал военную мощь, сосредоточив военно-морские силы в Средиземном море, обеспечил как морские коммуникации в Сирию и Египет, так и необходимый контрбаланс вероятному американскому вме­шательству в конфликт. Одновременно стали зримыми возможности советской военно-транспортной авиации при организации воздушных мостов в Египет и Сирию. Однако главными действующими лицами этой демонстрации могущества и верности союзническому долгу были со­ветские люди.
Не всем им было суждено вернуться домой. При отражении нале­тов вражеской авиации, в воздушных боях, в результате авиакатастроф и несчастных случаев при исполнении служебных обязанностей погиб­ло более сорока советских военнослужащих; вследствие болезни умер­ло шесть человек.
Все поставленные перед ними Родиной задачи советские военные советники и специалисты выполнили с честью.