Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Стихи и песни неизвестных авторов - участников вьетнамской войны

СТИХИ И ЛЕСНИ НЕИЗВЕСТНЫХ АВТОРОВ -УЧАСТНИКОВ ВЬЕТНАМСКОЙ ВОЙНЫ
Самодельная книжечка, машинописные листочки... Ее бережно хранил сын недавно скончавшегося участника войны во Вьетнаме Б.А. Воронова. Эти стихи и песни прочувствованы и выстраданы теми, кто воевал во Вьетнаме, кто оказался так далеко от Родины. Их строки с бесхитростной простотой и щемящей выразительно­стью передают мысли и чувства тех, кто вернулся с этой войны. И тех, кто не вернулся с нее...

Дорога № 1

Она такой же лентой вьется
Среди развалин и полей,
Но стратегической зовется,
И песни сложены о ней.

«Дорога жизни» от Ханоя
На юг Вьетнама след ведет.
И янки, в ней воронки роя,
Ведут по-варварски налет.

По ней колонны ночью мчатся
При свете лишь одной луны.
А янки очень сильно злятся,
Как черно племя сатаны.

Бомбят кругом все переправы,
Висят на небе фонари.
И вся земля в огне кровавом, -
И так от зорьки до зари.

А над дорогою раскаты,
Разрывы «соток», гул ракет.
И вновь вьетнамские солдаты
Идут дорогою побед.

Стервятник дым пустил и, воя,
Пошел грызть землю за скалой.
Им не дает нигде покоя
Ракет советских грозный бой.

И вот бежит, спешит дорога,
И лижет раны на ходу.
По ней солдаты четко, строго
Победной поступью идут.

Хочу я снега на грудь

Плавится душное небо Вьетнама
Который день.
Жгучее солнце палит беспощадно
Который день.
Как мое тело не знает прохлады
Который день —
Так мое сердце не знает отрады
Который день.

Припев:
Хочу небес синеву,
Хочу мороза вдохнуть,
Хочу узор по стеклу,
Хочу я снега на грудь.

Тучный банан нависает кистями —
Грустно мне.
Кустики риса вода заливает —
Грустно мне.
Белой березы мне не хватает —
Грустно мне.
Поля алмазного снега без края —
Грустно мне.

Припев.
Манит весной журавлиные стаи
Родимый край.
Где журавлятам стать журавлями -
Родимый край.
Птиц ненадолго сюда отпускает
Родимый край.
Как северянину жить во Вьетнаме,
Родимый край?
Припев.

С мыслью о Родине

Ночное затишье прохладою дышит,
И яркие звезды горят вдалеке.
И ветер чуть слышно деревья колышет
И вдаль уплывает по Красной реке.

В вьетнамской столице мне нынче не спится,
Грустя и волнуясь, стою у окна.
Луна серебрится, а сердце, как птица,
На крыльях куда-то уносит меня.

А где-то, а где-то снегами одета
Простерлась в бескрайность родная земля.
Любовью и светом пусть будет согрета
В рубиновых звездах седого Кремля.

Суровый бой

Когда дождливый вечер косит
Колючки острого бамбука,
Когда прохлады сердце просит
И сыт дыханьем знойным юга,
Мне вспоминаются метели,
Скрепящий иней и снега,
Весны хрустящие капели,
Оби свинцовая вода
И тишина, что без тревоги,
Без самолетов и ракет...
Мы знаем, есть еще дороги,
Есть правда, совесть, счастье, свет
И есть страна, где мы нужнее,
Чем там, где дом и все друзья,
Где жить намного тяжелее
(И даже несколько страшнее),
Но и без нас пока нельзя.
Ведь все мы знаем — в нашем мире
Идет суровый трудный бой,
И там, где мы не отступились,
Где не согнулись, не сломились,
Счастливо будет жить другой.
1968 г.

Другу

Вспомни дороги и переправы,
Как тело налито в походе свинцом.
Вьетнамских детишек, бегущих оравой,
Кричащих вдогонку машинам: «Лен-col»

Пальмы пылали, трещали паромы,
С черными шлейфами выли «Фантомы».
И, словно подарки на праздничный Тэт,
Гремели зенитки и залпы ракет.

Впереди еще много преград,
Но спокоен и жизни я рад.
Это ты, друг, шагать мне помог
По дорогам войны и тревог.

Тропические сугробы

Долго письма идут отсюда,
Еще дольше идут сюда...
Вряд ли помнят меня твои губы
И ореховые глаза...

Да и сам я забыл, пожалуй,
Про сугробы и ели в снегу:
Восемь месяцев — срок немалый,
Если их провести одному.

Восемь месяцев — это пальмы
И закаты в синих горах,
Парус джонки в заливе дальнем,
Ветка персика в нежных цветах.

Колокольчиков звон на склонах
И бамбуковой флейты трель,
Странный вид деревень незнакомых,
Бесконечных дорог канитель.

Только мне бы обратно к сугробам,
Чтоб без писем поговорить,
Снег пушистый руками потрогать,
На губах твоих лед растопить.

Землю инеем убеленную,
Ноги чтоб ощутить могли,
Чтобы в душу, солнцем спаленную,
Звезды глаз твоих тихо текли.
1969 г.

Бродим мы по болотам Вьетнама

Бродим мы по болотам Вьетнама,
В мокрых джунглях клубится туман,
В русском сердце — открытая рана,
Боль твоя в моем сердце, Вьетнам.

Припев:
Жди меня, родная, я к тебе приеду,
Ясным майским утром постучу в окно.

Чтоб повеял тебе теплый ветер,
Чтоб легко мы дышать могли,
На изрытой войною планете
Мы стоим за клочок земли.

Припев.

Дай, судьба, нам увидеть снова
Небо русское, леса и холмы.
Ты, судьба, к нам не будь сурова,
Дай вернуться на Русь живым.
Припев.

Боевая дружба

Чертила в небе след ракета
В который раз уже подряд.
Кто хоть однажды видел это —
Как F-105-е бомбят?

Кругом воронки, котлованы,
Но, видно было, неспроста
Стояли мы среди развалин
У Тханьнгуенского моста. (2 раза)
Удары «шрайков» испытали,
Шрапнель рвалась над головой.
Но мы дружить не перестали —
Нет крепче дружбы боевой!

Нет крепче дружбы той солдатской,
Что закалялася, как сталь,
В борьбе с ордой американской
У Тханьнгуенского моста. (2 раза)

Плечом к плечу с вьетнамским другом
Стояли мы на том пути.
Он называл меня: «товарищ»,
Я отвечал ему: «дон-ти».

И были в этой дружбе братской
Залог победы и мечта —
Вновь повстречаться в форме штатской
У Тханьнгуенского моста! (2 раза)