Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Венгерские события (1956 г.)

Венгерские события (1956 г.) Во Второй мировой войне Венгрия, как известно, выступала на сто­роне гитлеровской Германии и 27 июня 1941 г. объявила войну СССР. В марте 1944 г. Германия, чтобы удержать Венгрию в положении сво­его сателлита, оккупировала ее. 23 сентября 1944 г. Советская Армия вступила на территорию страны. В декабре 1944 г. в Дебрецене было образовано Временное национальное правительство Венгрии, которое объявило войну гитлеровской Германии. 4 апреля 1945 г. Советская Армия завершила освобождение Венгрии от немецко-фашистских за­хватчиков и их ставленников.
18 февраля 1948 г. между СССР и Венгрией был заключен договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.
Восстановление и развитие народного хозяйства Венгрии происхо­дило при большой экономической и научно-технической помощи со сто­роны СССР, который поставлял ей необходимые промышленное сырье и оборудование.
Однако значительные успехи в области экономики не могли убе­речь венгерское общество от серьезных внутренних политических про­блем, которые и привели в октябре 1956 г. к так называемым «венгер­ским событиям».
События осени 1956 г. в Венгрии занимают особое место. Это было первое и наиболее крупное вооруженное столкновение на территории государства — союзника по Варшавскому Договору, которое отлича­лось не только драматизмом и политической остротой происходящего, но и масштабами участия в нем советских войск и количеством их по­терь. На заключительном этапе предпринятой советскими войсками опе­рации, помимо соединений и частей усиленного Особого корпуса, участвовали две армии — 38-я общевойсковая и 8-я механизированная; за 19 дней конфликта погибло более 700 наших солдат и офицеров.
Одной из внешних предпосылок этих событий явился XX съезд КПСС, прошедший в феврале 1956 г., на котором не только был разоблачен культ личности Сталина, но и провозглашен тезис о многообразии форм перехода к социализму, что дало моральную опору реформаторским силам в странах мировой системы социализма в целом.
Наибольшего размаха движение за «либерализацию режима» дос­тигло (наряду с Польшей) в Венгрии. Уже в марте на партийных собра­ниях в различных организациях прозвучали требования «довести до конца реабилитацию невинно осужденных», пересмотреть дела репрессиро­ванных в 1949 г. партийных лидеров. Центральное руководство Венгер­ской партии трудящихся (ВПТ) вынуждено было пойти на уступки — создать специальную партийную комиссию по изучению этого вопро­са, которая активно приступила к работе.
В сентябре оппозиционные выступления заметно усилились, про­ходя под лозунгом «более гуманного социализма» и восстановления в партии бывшего премьер-министра Имре Надя, с деятельностью кото­рого (1953—1955 гг.) были связаны многочисленные попытки либера­лизации венгерской политической системы.
К середине октября 1956 г. своего апогея достигла борьба «за де­мократизацию социализма в Польше», где проходившие повсеместно массовые митинги грозили перерасти в вооруженные столкновения.
В знак солидарности со своими польскими единомышленниками студенты Будапештского технического университета выступили с ини­циативой провести 23 октября массовую демонстрацию с требованием широкой программы демократизации общественного строя в стране. К вечеру десятки тысяч жителей венгерской столицы вышли на улицы. Их лозунги были уже более решительными: они требовали вывода со­ветских войск из Венгрии и установления с Советским Союзом более равноправных отношений.
Отдельным группам радикально настроенной молодежи удалось завладеть несколькими складами со стрелковым оружием, была пред­принята попытка захватить здание национального радио, разбита огромная статуя Сталина. Этому препятствовала будапештская полиция. Началась стрельба. Появились первые убитые и раненые.
В тот же день на заседании Президиума ЦК КПСС Н.С. Хрущев вы­сказался за «ввод войск» в венгерскую столицу. В телефонном разгово­ре с руководством республики он затронул вопрос о «желательности официального письменного обращения к правительству СССР» с прось­бой о военной помощи. Но затем такой формальностью пренебрегли. Письменное обращение за подписью председателя Совета Министров ВНР А. Хагедюша было подготовлено задним числом (ориентировочно 26 октября), когда тот уже был отстранен от должности.
В ночь с 23 на 24 октября главой венгерского правительства стал Имре Надь, который вошел в состав Политбюро ЦК ВПТ. Его сторонни­ки получили важные посты в государственном и партийном аппарате.
В 23 часа 23 октября начальник Генерального штаба Вооруженных Сил СССР Маршал Советского Союза В.Д. Соколовский по телефону ВЧ отдал распоряжение командованию Особого корпуса о выдвижении войск в Будапешт, где им предстояло установить контроль над ключе­выми объектами столицы, восстановить в ней общественный порядок, а частью сил обеспечить прикрытие границы Венгрии с Австрией — но не открывая огня.
Ввод в венгерскую столицу иностранных войск, когда полиция и венгерская армия находились в состоянии бездействия, лишь подлило масла в огонь. В этих условиях части Особого корпуса стали главным объектом нападений террористов и вооруженных групп. Безнаказан­ность рождала преступления. В результате только 24 октября от рук террористов погибло более 40 солдат и офицеров 2-й гвардейской механизированной дивизии. Охота на людей в советской военной фор­ме, прибывших для поддержания порядка в городе, не открывавших огонь первыми и не испытывавших враждебных чувств к местному населению, в последующие дни приобрела массовый характер. 25—26 октября 33-я механизированная дивизия, прибывшая из Румынии, потеряла на улицах Будапешта 130 военнослужащих, не приняв участия ни в одной из акций против вооруженных групп восставших.
С вводом войск началась организация охраны зданий ЦК, парла­мента, министерства иностранных дел, банков, аэродрома и складов оружия. Но в городе продолжали действовать вооруженные отряды. Жертвами «народного самосуда» стали 28 человек, из них 26 —сотруд­ники госбезопасности Венгрии.
Численность советских частей, вошедших в Будапешт, не превыша­ла одной дивизии (около 6 тыс. чел., 290 танков, 120 бронетранспорте­ров и 156 орудий). Для наведения порядка в огромном городе с насе­лением в два миллиона человек этих сил было явно недостаточно.
24 октября в Будапешт были направлены члены Президиума ЦК КПСС — А.И. Микоян и М.А. Суслов, которые встретились на следую­щий день с Имре Надем. В специальном донесении в Москву они сооб­щали, что требования повстанцев о национальном суверенитете и вы­воде советских войск не утрачивают силы. При этом московские представители заявили, что советские войска возвратятся в прежние места их дислокации, «как только будет восстановлен порядок в Буда­пеште».
Объективности ради следует отметить, что советские представите­ли поддержали линию венгерского руководства на преодоление кризи­са мирными средствами. Однако дальнейший ход событий в столице и в стране перечеркнул достигнутые договоренности.
В последних числах октября правительство Надя потребовало у советского руководства вывести войска из Будапешта. 29—30 октября части Особого корпуса были организованно выведены из столицы, что в Венгрии было ошибочно истолковано как вывод войск вообще. В рай­онах сосредоточения (в 15—20 км от города) части и подразделения приводили в порядок технику и вооружение, запасались боеприпасами, горючим и продовольствием.
1 ноября венгерское правительство заявило о выходе из Организа­ции Варшавского Договора, о своем нейтралитете и потребовало выво­да советских войск за пределы страны. Подобного развития событий не ожидали ни в Москве, ни в столицах других государств социалисти­ческого содружества.
Реакция последовала незамедлительно: на территорию Венгрии начался ввод крупного контингента советских войск. Помимо прикры­тия ее западной границы на них возлагалась задача обеспечить тыл соединений и частей Особого корпуса, задействованных в Будапеште, а также спокойствие в гарнизонах, где остались семьи советских воен­нослужащих, находились склады боеприпасов, вооружения и боевой техники. Присутствие войск облегчало Советскому Союзу удержание правительства Венгрии в русле своей политики.
К тому времени взгляды на реализацию планов в отношении Венг­рии у советского руководства изменились. Получив 30 октября информацию о разгуле реакции в Будапеште, росте антисоветских настроений не только в стране, но и в правительстве, оно вновь решило вернуться к силовому варианту решения проблемы. Заручившись поддержкой коммунистических лидеров большинства стран — участниц Варшав­ского Договора, а также президента Югославии маршала И. Броз Тито, Н.С. Хрущев отдал приказ о ликвидации мятежа в Венгрии. Проведе­ние операции, получившей кодовое наименование «Вихрь», поручили Верховному главнокомандующему Объединенных вооруженных сил го­сударств — участников Варшавского Договора Маршалу Советского Союза И.С. Коневу.
Прибыв 2 ноября в г. Сольнок, Конев вызвал к себе командира Осо­бого корпуса генерал-лейтенанта П.Н. Лащенко и поставил перед ним задачу подготовиться к вторичному вводу войск в Будапешт.
Операция «Вихрь» началась на рассвете 4 ноября 1956 года.
Войска Особого корпуса входили в Будапешт из тех районов, куда они были выведены в конце октября. Времени для перегруппировки сил не оставалось. К тому же в условиях невозможности определить направление главного удара она не могла быть эффективной. При при­ближении опасности венгерские вооруженные группы быстро меняли позиции. Как и в октябре, наибольшие потери корпус понес в первые три дня (свыше 280 человек).
К полудню 5 ноября в столице оставался фактически один сильный узел сопротивления — в переулке Корвин. Для его подавления коман­дование привлекло значительные силы. К вечеру сопротивление пов­станцев не только в этом переулке, но и во всем квартале прекрати­лось. В течение 6 ноября советская группировка войск в Будапеште продолжала выполнять задачи по наведению порядка в городе. К 11 ноября 1956 г. очаги сопротивления в Будапеште были подавлены, и операция «Вихрь» завершилась.
По имеющимся уточненным данным, советские безвозвратные по­тери составили 707 человек, ранения получили более 1,5 тыс. военно­служащих. Было подбито и повреждено значительное количество тан­ков, бронетранспортеров и другой боевой техники.
Большое количество жертв среди личного состава и потерь бое­вой техники объясняется тем, что механизированные части вели бое­вые действия на улицах крупных городов, в основном — Будапешта. А танки в городе — это скорее психологическое оружие, оружие устрашения, и если оно не сработало, дело принимает трагический обо­рот. На узких улицах они становятся легкоуязвимыми мишенями, и даже бутылка с горючей смесью превращается для них в грозное ору­жие. Именно поджоги танков и БТР явились причиной гибели многих советских воинов.
В этом томе Книги памяти приводится полный список советских солдат и офицеров, погибших в ходе событий 1956 г. в Венгрии. Даже при беглом ознакомлении с ним видно, что наибольшие потери наши войска понесли в основном с 24 по 27 октября и с 4 по 9 ноября, причем во втором периоде жертв было почти в два раза больше. Объ­ясняется это тем, что развитие событий в Венгрии, как уже говорилось, проходило в два этапа: решением советского руководства войска были сначала введены в Будапешт, потом выведены оттуда, а затем снова введены.
Есть потери, понесенные и в более поздний срок — это в основном, военнослужащие, умершие от полученных ранее ран. Последние пяте­ро воинов скончались в декабре 1956 года.
Погибшие советские военнослужащие были похоронены в основ­ном в городе Будапеште (на кладбище Керепеши, у памятника парла­ментеру капитану И.А. Остапенко, на территории советского госпиталя, расположенного на ул. Дьюлы Андраши), а также в предместье Буда­пешта—на кладбище п. Алыионемеди. Захоронения наших воинов име­лись и в других населенных пунктах Венгрии — в Кечкемете, на аэро­дроме в Текеле, в Дьере, Секешфехерваре. Несколько захоронений были произведены в Румынии — в городах Тимишоара и Липова.
В протокольных записях заседаний Президиума ЦК, где решались вопросы «защиты интересов Советского Союза», никто из выступавших не поднимал вопроса о том, какой ценой будет достигнута эта защита. Есть лишь одна короткая запись — из выступления М.З. Сабурова от 4 ноября: «Наградить военных. Обеспечить семьи погибших».
На этом должностные лица, как правило, считают дело закрытым, а событие — забытым. Но не забыто оно родными и близкими погибших, получившими «похоронку» в мирное время. Не должно быть оно забыто и соотечественниками, всеми нами — согражданами тех молодых лю­дей, которым уже никогда не придется состариться, военнослужащих, отдавших жизнь во исполнение воинского долга. Ведь человек жив па­мятью о нем...