Книга памяти. Том 10

Книга памяти. Том 10

Десятый том посвящен событиям после окончания Великой Отечественной войны и содержит имена погибших в Китае, Корее, Венгрии, во Вьетнаме, на Кубе, в Египте, Йемене, Мозамбике, Чехословакии, в районах острова Даманский и озера Жаланашколь, в Сирии, Бангладеш, Анголе, Эфиопии.

Книга памяти. Том 10. Содержание


Советская военная помощь Кубе в период Карибского кризиса (1962)

Советская военная помощь Кубе в период Карибского кризиса (1962 г.) 1 января 1959 г. Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Многолетняя борьба против диктатуры Батисты, поддерживаемо­го американскими правящими кругами, завершилась. Однако амери­канская администрация не смирилась, а начала подготовку насильст­венного свержения правительства Кубы. Вскоре из числа кубинских эмигрантов была сформирована десантно-штурмовая бригада, которая помимо осуществления террористических акций и диверсий с осени 1960 г. готовилась к вооруженному вторжению на остров Свободы.
17 апреля 1961 г. бригада высадилась на Кубу, однако уже к исходу 20 апреля была полностью разгромлена. Провал открытой интервенции усилил антикубинскую деятельность правящих кругов США, рассматри­вавших Кубу как угрозу безопасности своей страны.
В конце 1961 г. кубино-американский конфликт вступил в новую фазу. Толчком стал секретный американский проект под кодовым на-
410
КНИГА ПАМЯТИ
званием «Мангуста», в соответствии с которым министерству обороны США предлагалось разработать план использования американских воо­руженных сил в случае обращения кубинского подполья за помощью к Соединенным Штатам после начала восстания на острове.
Американо-кубинский конфликт перешел на глобальный уровень после вынужденного вмешательства в него Советского Союза.
В начале 60-х годов Куба заняла особое место в советской внеш­ней политике, которая основывалась на принципах классовой солидар­ности и пролетарского интернационализма. Главным ее направлением была защита свободы и суверенитета Кубы. Молодая Кубинская рес­публика, которя имеет целью воплотить в жизнь социалистическую мо­дель, писала тогда газета «Правда», может твердо рассчитывать на брат­скую и бескорыстную помощь Советского Союза.
Советско-кубинское военное сотрудничество началось в конце 1960 года. На Кубу стало поставляться советское современное бронетанко­вое, артиллерийско-минометное вооружение и некоторые виды стрел­кового оружия. Небольшая группа советских военных специалистов раз­вернула ускоренную подготовку орудийных расчетов, танковых экипажей и изучение основ тактики их применения в условиях Кубы.
В августе и сентябре 1962 г. с Кубой были заключены соглашения о поставках из СССР оружия и военной техники для кубинской армии, авиации и флота. Увеличивалось число советских военных советников и специалистов. После опубликования 12 сентября 1962 г. заявления ТАСС в связи с ситуацией, сложившейся вокруг Кубы, более 32 тыс. солдат, матросов, сержантов и старшин, ожидавших осенью увольнения в за­пас, подали командованию рапорты с просьбой об отсрочке их демо­билизации. Как сообщалось в донесениях министра обороны СССР и начальника Главного политического управления СА и ВМФ, тысячи офи­церов, сержантов и рядовых обратились к командованию с просьбой направить их в качестве добровольцев на защиту молодой Кубинской республики.
Военно-политическое руководство СССР придавало большое зна­чение стратегическому расположению Кубы. В период «холодной вой­ны» НАТО размещала ракеты и военные базы по периметру советских границ. Американские самолеты постоянно вели разведку территории Советского Союза. Особое беспокойство вызывали американские ра­кеты в Турции, которые, по утверждению министра обороны СССР Р.Я. Малиновского, «могли достичь Москвы за 10 минут». Переброска самого современного оружия в непосредственную близость к амери­канским берегам дала бы ощутимые дивиденды СССР в системе гло­бального противостояния двух систем, заметно повысила бы престиж молодой Кубинской республики в глазах многих стран Азии и Африки, только что освободившихся от колонизаторов.
Решение о размещении советских ракет средней дальности (РСД) с ядерными зарядами на территории Республики Куба советское руко­водство приняло на расширенном заседании Президиума ЦК КПСС 24 мая 1962 г. Оно основывалось на том, что это единственная возмож­ность оградить Кубу от прямого американского вторжения. Согласова­ние деталей с кубинской стороной происходило в ходе визита на Кубу с 31 мая по 9 июня 1962 г. советской правительственной делегации, в составе которой находились и представители Министерства обороны СССР.
В итоговом тексте советско-кубинского договора, в частности, от­мечалось, что СССР направит на Кубу свои вооруженные силы для уси­ления ее обороноспособности перед лицом опасности агрессии извне, способствуя таким образом поддержанию мира во всем мире, что в случае агрессии против республики или против советских вооруженных сил, размещенных на ее территории, правительства Кубы и СССР, ис­пользуя право на индивидуальную или коллективную оборону, преду­смотренное статьей 51 устава ООН, предпримут все необходимые меры для отражения агрессии.
21 мая 1962 г. строго ограниченный круг руководителей Министер­ства обороны СССР получил задание спланировать беспрецедентную по масштабам и срокам операцию по доставке на огромное расстояние и размещению на Кубе баллистических ядерных ракет средней дально­сти и крупной группировки советских войск.
Сама операция, получившая кодовое название «Анадырь», готови­лась под видом стратегического учения с перебазированием войск и военной техники морем в различные районы Советского Союза. К ее обеспечению подключилось Министерство морского флота СССР. По предварительным расчетам военных экспертов, для осуществления плана требовалось четыре месяца, не менее 70 морских судов, так как общая численность группы советских войск на Кубе (ГСВК) должна была со­ставить 44 тыс. человек. Практически же в перевозках войск, боевой техники и вооружения приняли участие 85 судов, которые совершили 180 рейсов на Кубу и обратно.
Первое судно прибыло на Кубу 26 июля 1962 г., а затем в течение двух месяцев на остров скрытно переправили 42 тыс. чел. личного со­става с вооружением, техникой, боеприпасами, продовольствием и стройматериалами. Так была создана сильная, хорошо вооруженная, боеспособная группа советских войск на Кубе. В ее состав входили: дивизия ядерных ракет средней дальности стратегического назначения (три полка ракет Р-12 с дальностью пуска до 2500 км, всего 24 пуско­вые установки с 36 боевыми ракетами), две дивизии противовоздуш­ной обороны (144 пусковые установки зенитных ракет и полк истреби­телей-перехватчиков МиГ-21, насчитывавший 40 самолетов); два полка фронтовых крылатых ракет (ФКР) с 80 ракетами; полк вертолетов; эс­кадрилья из шести самолетов-носителей атомных бомб Ил-28; четыре усиленных мотострелковых полка со штатным вооружением, три из ко­торых имели тактические ракеты «Луна» (6 установок); бригада ракет­ных катеров — 12 единиц; полк береговой охраны с шестью пусковыми установками ракет «Сопка»; полк самолетов минно-торпедной авиации Ил-28.
4 октября на остров доставили ядерные боеприпасы для стратеги­ческих ракет Р-12 мощностью по 1 мегатонне, 6 авиационных атомных бомб, а также ядерные боеголовки для тактических огневых средств — ракет «Луна», ФКР и «Сопка» мощностью от 3 до 12 килотонн. Даль­ность пусков тактических ракет от 60 до 80 км позволяла обеспечить отражение десанта на побережье Кубы.
Американская разведка всех видов, обладая широкими возможно­стями и средствами, не смогла раскрыть состав группы советских войск на территории Кубы. Развертывание стратегических ракет она обнару­жила с помощью аэрофотосъемки только 14 октября, а о наличии так­тического ядерного оружия американцы впервые узнали только 30 лет спустя — из доклада российского представителя в 1992 г. на конферен­ции в Гаване.
На 1 октября, когда вся группа уже находилась на Кубе, числен­ность советских военнослужащих оценивалась ЦРУ в 4—4,5 тыс. чел., на 22 октября — 8—10 тыс. чел., в ноябре — 12—16 тыс. человек. В начале 1963 г. при подведении итогов прошедших событий ЦРУ оп­ределило численность советских войск в 22 тыс. чел., тогда как на са­мом деле их было около 43 тысяч.
14 октября самолет U-2 заснял строительство стартовых позиций ракет Р-12, 16 октября о результатах аэрофотосъемки доложили прези­денту Дж. Кеннеди. После этого кризисная ситуация стала обостряться с каждым днем. Советники президента США предлагали немедленно нанести воздушный удар по ракетным позициям или осуществить пря­мое вторжение на Кубу. Вооруженные силы США были приведены в повышенную боевую готовность. То же происходило в вооруженных силах Советского Союза. Кроме того, была повышена боевая готовность войск НАТО и Организации Варшавского договора. 22 октября в выступлении по радио Дж. Кеннеди объявил о введении карантина, а фактически — морской блокады молодой Кубинской республики.
На Кубе объявили всеобщую боевую тревогу, войска регулярной армии выдвинулись на боевые позиции, были развернуты формирова­ния Народной обороны. К 25 октября все стартовые позиции ракет Р-12 находились в готовности к пускам. Руководство Революционных воору­женных сил Кубы и командование ГСВК ожидали начала вторжения аме­риканцев в самые ближайшие дни.
Американские силы вторжения насчитывали до 85 тыс. человек лич­ного состава, до 180 кораблей, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2 тыс. орудий и мино­метов, до 12 НУРС «Онест Джон». Планировалось также использовать надводные и подводные силы и средства 6-го и 7-го флотов, несколько парашютно-десантных, пехотных и бронетанковых дивизий. Второй эшелон вооруженных сил США насчитывал до 250 тыс. чел. и 460 воен­но-транспортных самолетов.
Еще более обострилась обстановка после 27 октября 1962 г., когда советская зенитная ракета сбила над территорией Кубы американский разведывательный самолет U-2.
Кризис грозил перерасти в мировую ракетно-ядерную катастро­фу. Но у руководителей СССР и США — Н.С. Хрущева и Дж. Кеннеди — хватило здравого смысла и выдержки. Между ними начались интен­сивные телефонные переговоры. Президент дал гарантию не втор­гаться на Кубу, если Хрущев уберет с острова наступательное ору­жие—баллистические ракеты Р-12 и бомбардировщики Ил-28. СССР же настаивал на ликвидации американской ракетной базы в Турции и добился своего.
Мировая общественность вздохнула с облегчением. Преодоление Карибского кризиса стало достоянием истории.
Уже на следующий день, 28 октября, начался демонтаж стартовых позиций ракет и подготовка ракетной дивизии в полном составе к пе­редислокации в Советский Союз. С 5 по 9 ноября все баллистические ракеты, а также бомбардировщики Ил-28, отнесенные американцами к наступательному оружию, с Кубы были вывезены. Личный состав диви­зии в количестве более 7 тыс. чел. и техника с 1 по 12 декабря на 24 транспортах отправлены в СССР.
Необходимо отметить болезненную реакцию Фиделя Кастро на ре­шение о вывозе ракет с Кубы. В послании Н.С.Хрущеву от 31 октября он писал: «...многие кубинцы пережили в момент заявления Советского Союза о вывозе ракет непередаваемую горечь и печаль. Глаза тысяч людей, кубинцев и советских, которые были готовы умереть с высшим достоинством, пролили слезы, когда стало известно о внезапном, не­ожиданном и практически безоговорочном решении об удалении оружия»
По директиве министра обороны СССР от 1 ноября 1962 г. на ост­рове из состава ракетных войск стратегического назначения остава­лось около тысячи офицеров и солдат, определенное количество авто­техники, радиостанций и ряд вспомогательных подразделений. Что же касается военной техники других видов вооруженных сил (самолеты МиГ-21, УТИ МиГ-15, Як-12, Ан-2, вертолеты Ми-4, ракетные катера и т.д.), то большинство из них в течение 1962-1963 гг. советские военные специалисты передали кубинской стороне. При этом интенсивно шло обучение кубинских воинов грамотному использованию передаваемого вооружения. По просьбе кубинского руководства советские военные советники и специалисты различного профиля приступили к работе по созданию на базе Революционных вооруженных сил Кубы регулярной кадровой армии.
По мере передачи вооружения и техники части и подразделения ГСВК возвращались на Родину. Руководство и народ Кубы, провожая советских военнослужащих, выражали им глубокую признательность и благодарность за братскую помощь в минуту смертельной опасно­сти, за их готовность сражаться вместе с кубинской армией против агрессии.
По настоятельной просьбе правительства Кубы на острове оста­лась лишь отдельная мотострелковая бригада. Кубинцы знакомились с организацией службы и боевой подготовки этой бригады, проводили с ней совместные учения. (Спустя 10 лет бригада в месячный срок была вывезена на Родину.)
Оставшиеся специалисты продолжали активную работу по подго­товке кадров для РВС. С помощью советских военных советников и специалистов офицеры и младший командный состав готовились непо­средственно в войсках, в созданных учебных центрах и школах основ­ных видов вооруженных сил и родов войск. Советские генералы и офи­церы проводили занятия со слушателями в Академии Генерального штаба имени М. Гомеса и Военном политехническом институте. Обучение ве­лось как по краткосрочным, так и по рассчитанным на несколько лет программам. Кроме того, многие кубинские воины начали обучение в Советском Союзе. Первой прибыла группа моряков, затем последова­ли группы летчиков, а с 1963 г. кубинские офицеры направлялись в советские военные училища и академии на полный курс обучения. Ты­сячи кубинцев прошли подготовку в Советском Союзе, включая высший командный состав РВС, который обучался в Академии Генерального штаба в Москве.
Большой вклад в дело укрепления Революционных вооруженных сил Кубы внесли советские военные советники при командующих видами вооруженных сил и родами войск, командирах соединений. Они помо­гали молодым кубинским военачальникам управлять войсками, органи­зовывать оперативную и тактическую подготовку, проводить трениров­ки и учения. На разборах учений министр РВС генерал Рауль Кастро подчеркивал, что опыт Советских Вооруженных Сил, приобретенный с учетом особенностей театра военных действий Кубы, является основой подготовки войск и штабов, а конкретные знания советских военных специалистов, которые они постоянно передают кубинским офицерам, — бесценная помощь для РВС.
Старшие групп военных специалистов — генералы с большим опы­том работы на высших военных должностях в СССР — не только руково­дили деятельностью специалистов, но и являлись главными советника­ми и консультантами министра обороны и начальника Генерального штаба РВС. С их участием решались вопросы советско-кубинского во­енного сотрудничества.
Тесное военное сотрудничество Советского Союза и Республики Куба, бескорыстная помощь советских военных советников и специа­листов, осуществление поставок современного вооружения обеспечи­ли превращение Повстанческой армии в регулярные Революционные вооруженные силы — наиболее сильные и подготовленные среди ар­мий стран Южной и Центральной Америки.
По итогам выполнения интернациональной миссии на Кубе боль­шинство советских военнослужащих были награждены орденами и ме­далями СССР. Кроме того, многие участники событий получили почет­ные грамоты Президиума Верховного Совета СССР и кубинскую награду «Воин-интернационалист» 1-й степени.
Деятельность советских военных на Кубе не обошлась без жертв. В период с 1962 по 1964 г. более 60 советских военнослужащих погиб­ли или умерли при различных обстоятельствах — при спасении людей во время сильнейшего тропического урагана «Флора», пронесшегося над Кубой осенью 1963 г., а также в ходе боевой подготовки, от несча­стных случаев и болезней. Захоронение погибших производилось, в основном в районе населенного пункта Торренс.
Руководство РВС Кубы при поддержке Главнокомандующего Фиде­ля Кастро решили к 60-й годовщине Советских Вооруженных Сил в феврале 1978 г. создать мемориал, посвященный советскому солдату-интернационалисту. За короткий срок рядом с автострадой Гавана— Сан-Антонио, недалеко от старого кладбища, из самых лучших мате­риалов воздвигли внушительный мемориальный комплекс. На его территорию со старого кладбища с почетом перенесли останки совет­ских воинов.
Автор комплекса — скульптор Армандо Фернандес — использовал для создания мемориала серый мрамор и бетон. Комплекс представ­ляет собой две бетонные стены в форме траурно склоненных знамен обеих стран. На фоне центральной бетонной стены — скульптурная группа в виде двух поднятых к небу рук. В одной — автомат, символизирующий поддержку Советских Вооруженных Сил кубинскому народу; в другой — дубовая и лавровая ветви, символизирующие стойкость и мужество погибших. Перед скульптурой — мраморный квадрат, в центре которо­го пятиконечная звезда с Вечным огнем. Его зажег на торжественном открытии монумента министр РВС Кубы генерал армии Рауль Кастро. В своем выступлении он назвал этот мемориал символом нерушимой дружбы, которая объединяет народы двух стран.